О сельской демографии, генеалогическом древе и регистрациях с выездом

Для органов ЗАГС 2017 год — юбилейный. Эта структура в декабре отметит 100-летие со дня основания. Такого рода учреждения у большинства из нас ассоциируются в первую очередь с регистрацией браков-рождений-разводов. Однако в компетенцию органов записи актов гражданского состояния входит также масса иных процедур. Некоторые аспекты деятельности отдела загс Бобруйского райисполкома мы затронули в разговоре с его руководителем Татьяной ЛИСОВСКОЙ.

— Татьяна Леонидовна, насколько нынче на Бобруйщине работает народное поверье о том, что в мае не стоит выходить замуж?

— По-белорусски май звучит как «травень», поэтому к нашему народу такое суеверие не совсем применимо. В этом месяце у нас нет регистраций брака, хотя в былые годы таковые были. Ведь это самый красивый весенний месяц. Среди моих знакомых есть пары, которые, поженившись в мае, долгие годы живут в любви и согласии.

— Сельские жителей могут обменяться кольцами в городском загсе?

— Изменения в Кодексе о семье и браке, внесенные в 2013 году, позволяют регистрировать отношения без привязки к месту жительства жениха или невесты. Теперь засвидетельствовать создание семьи можно в любом органе, регистрирующем акты гражданского состояния, не только в Бобруйске, но и в другом городе. Но выездные регистрации в пределах района только мы уполномочены проводить.

— Можно ли говорить о том, что мода на заключение браков в не­обычных местах, куда молодожены приезжают с гостями, скажем, на мотоциклах, велосипедах, дошла до Бобруйщины?

— Мне лично пока не доводилось именно такого рода брачные союзы регистрировать. Но все больше местом проведения торжества будущие супруги выбирают живописные места района. По индивидуальному сценарию будут проходить регистрации 29 июля в агроусадьбе «Отдых Плюс», 5 августа — в «Изабелле». Заявления на свадьбу с выездом поданы бобруйчанами также на 12 и 26 августа.

Одна из пар заявила, что у них будет европейская свадьба, в процессе которой отец выводит невесту к жениху. Молодожены отказались от некоторых традиционных моментов, как то — свадебный танец, рушник, зажженная свеча… Кто-то выражает желание вести церемонию бракосочетания на белорусском языке. Чтобы этот важный день стал настоящим событием для новой семьи, мы готовы идти навстречу новобрачным. В рамках законодательства, конечно.

— Во что обходится виновникам торжества такого рода услуга?

— Тарифы на проведение выездной регистрации утверждены распоряжением председателя райисполкома. Выездная регистрация по индивидуальному сценарию стоит 4 базовые величины или 92 рубля, а также 1 «базовая» — госпошлина.

— В последние годы в городах все меньше играется свадеб…

— На районе тоже в этом плане наб­людается снижение. Если в 2014 году в районе было зарегистрировано 80 браков, в 2015-м — 45, то в прошлом году — всего 12.

— Как вы полагаете, это связано с так называемыми гражданскими браками?

— Гражданский брак — тот, что зарегистрирован в органах ЗАГС. Так установлено с 1 декабря 1917 года, когда браки стал регистрировать государст­венные органы. То, что сейчас называют гражданским браком, на самом деле — сожительство.

— Неравные браки в вашей практике встречались?

— Как-то мне довелось регистрировать отношения гражданки Беларуси и гражданина Грузии. Ей было за 40, а ему — 18. Жених — спортсмен, боксер. Позже мне пришлось быть свидетелем в суде, который определил, что молодому человеку нужно было гражданство нашей страны. За 24 с лишним года в моей практике был единственный случай, когда брак был признан недействительным.

— Сейчас многие хотят установить родословную. По этому поводу сельчане часто обращаются?

— ЗАГС этим не занимается. У нас есть база жителей района только с 2007 года: церковные книги мы сдали в на­циональный исторический архив Респуб­лики Беларусь еще в 2006 году. Чтобы установить генеалогическое древо, надо знать имена, а лучше — и отчества своих родных. К примеру, на территории Бортниковского сельсовета проживает много граждан с фамилией Шепелевич, Хурсан. Каким образом можно установить родство без этих данных?..

— Наверняка есть желающие получить Карту поляка, дающую ее владельцу немалые преференции… 

— Подтвердить эту национальность хотели бы многие. Но здесь тоже есть свои сложности. «Католик», которых у нас процентов 30 — не означает «поляк». В церковных книгах не указывается национальность, только — вероисповедание. И польское имя не дает оснований причислять человека к соответствующей национальности: надо, чтобы кто-то из родителей был ее носителем. В этом году мне довелось вносить изменения в документы двух жителей Бобруйщины, исправив национальность «белорус» на «поляк».

Что касается восстановления надписей о рождении и смерти, которые стерлись на памятниках, этот вопрос, как правило, решается без особых проблем.

— Как предпочитают называть детей жители района?

— В нынешнем году самое большое число свидетельств о рождении девочек — 7 — выдано на имя Ульяна. На 2 месте — Полина и Дарья. Есть Есения, Карина, Нина, Снежана, Яна. Всего по одному имени — Селина, Сабина, Милена, Любава, Доминика, Ася. Среди мальчиков лидирует имя Егор. Потом идут — Артем, Богдан, Матвей, Даниил, Денис, Дмитрий, Иван, Никита, Давид, Кирилл, Константин, Максим, Тимур, Герман, Павел, Роман. В 2017 году также появились на свет Назар, Тимофей, Марк, Мирон, Ренат и Савелий.

— Кто чаще появляется на свет?

— Рождений за 2016 год зарегистрировано 139: 72 мальчика и 67 девочек. Мальчиков в районе из года в год рождается больше. Первенцами в семье стали 40 малышей, вторыми детьми — 44, третьими — 37, четвертыми — 13, пятыми и шестыми — по 2 и седьмым — 1 ребенок. К сожалению, 55 рожденных детишек зарегистрированы по заявлению мамы, не состоящей в законном браке.

— Как соотносятся на Бобруйщине рождения и уходы из жизни за пос­ледние, скажем, лет пять?

— Судите сами. В 2012 году было зарегистрировано 204 рождения и 483 смерти. В 2013-м — 165 и 507 соответственно. С начала этого года было выдано 37 свидетельств о рождении и 179 — о смерти.
Наибольшая смертность, как, впрочем, и рождаемость, фиксируется в Сычковском, Бортниковском и Слободковском сельсоветах.

За 2016 год подписано 444 акта о смерти. 372 человека, или 83 процента от общего числа, ушли из жизни в пенсионном возрасте. Средний возраст умерших мужчин — 67 лет, женщин — 78.
Порядка 76 процентов причин смертей — сердечно-сосудистые заболевания. Старость — 11 процентов, онкология — 8, несчастные случаи — 4, суициды — около 1 процента.

— Статистика свидетельствует: суммарный коэффициент рождаемости в сельской местности выше городского…

— Но количество проживающих там людей за последние десятилетия заметно поубавилось. Если округлить цифры, то в 1970 году население района составляло 52 000 человек, в 1975-м — 40 000, в 1980-м — 37 000, в 1985-м — 32 000, в 1990-м — 31 000, в 1995-м — 28 000, в 2000-м — 26 000. Из зарегистрированных в 2005 году 22,5 тысяч жителей к 2017-му осталось около 18 000, из которых 8,5 тысяч — мужчины.

— Как вы полагаете, есть ли перспективы для улучшения демографии на селе?

— Немаловажный стимул прироста населения — хорошие жилищные условия. Тем, кто приезжает работать в район, проще получить жилье, нежели в городе. В последние годы в сель­­­­-с­кой местности изъявляют желание поселиться не только люди пенсионного возраста, но и молодежь, в частности, коренные жители села. Все больше людей среднего возраста открывают на Бобруйщине предпринимательство, становятся фермерами. Хочется надеяться, что тенденция возвращения к своим корням продолжится.

Инна БОГДАНОВИЧ.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.