Основа семьи — любовь и доверие

Аня была самой младшей в многодетной семье. Научившись читать, больше всего любила взять книжку в руки, спрятавшись где-нибудь  в укромном местечке. А когда подросла, стала первой в доме помощницей для мамы. Больше всего любила готовить. И хотя хорошо училась в школе и могла поступить институт, решила стать поваром. Поступила в Каменское ПТУ-213. Приблизительно в это же время в училище учился и Виктор Шлегель, получая профессию тракториста-водителя. Но их пути-дорожки во время учебы так и не пересеклись. Чуть позже их познакомила общая знакомая. И это знакомство положило начало их любви.

DSC_0133

Они с первого дня поняли, что у них очень много общих интересов. Порой даже думали одинаково, и понимали друг друга без лишних слов и объяснений. С Виктором Аня, хрупкая невысокая девушка, чувствовала себя уверенно, как за каменной стеной. Им хватило месяца ежедневных встреч для того, чтобы осознать, что они созданы друг для друга. И чуть больше 25-ти лет назад Виктор сделал ей предложение стать его женой, пообещав  всегда и во всем быть для нее надежным другом.

Семейную жизнь начали в родительском доме Анны. Молодые работали в городе, и чуть позже, для удобства, сняли в Бобруйске квартиру. В городе у них один за одним родились дети — Саша и Максим. Непросто было Анне одной, пока муж на работе, управляться с сыновьями-погодками, и когда мама предложила им снова переехать к ней в Каменку, согласились. Но через три месяца в их дом постучалась беда — мама, близкий друг Анны и первая помощница, умерла от сердечного приступа. Пережить невосполнимую утрату Анне помогли муж и дети. Когда малыши подросли, их определили в местный детский сад, а Анна вышла на работу в колхоз «21-й съезд КПСС» дояркой.

За хлопотами и заботой пять лет пролетели, как один день. Как-то Виктор сказал, что ему предложили работу в колхозе «Победа», пообещали неплохую заработную плату. Решили рискнуть. В деревне Заболотье купили дом. Анна устроилась в Плесскую школу кладовщиком, муж работал в колхозе. Однажды жена брата Анны Елена попросила ее съездить с ней в Михалевский социальный приют —они с мужем решили взять там ребенка на воспитание. Анна согласилась. Когда женщины переступили порог приюта, к ней на встречу с криком: «Мамочка!» бросилась малышка. У Анны дрогнула сердце. Она прижала к себе девочку, а на глаза навернулись слезы. Домой она возвращалась со смятением в душе и ноющей болью в сердце. Перед глазами стояла пятилетняя Алеся. Она не могла дождаться с работы мужа, чтобы рассказать ему о своем знакомстве с малышкой. А когда завела с Виктором разговор о девочке, он понял все с первых слов.

В ближайшие дни Анна поехала в районный отдел образования. А.И. Емельянов, работавший в то время заведующим районо, предложил взять девочку к себе домой на месяц, чтобы присмотрелись друг к другу, оценили свои силы и возможности. Так в их доме появилась Алеська. Старший сын сразу же взял ее под свою опеку и просто души в ней не чаял. Девочка была шустрая, подвижная и любознательная, у нее было  тысячу «почему?» в течение нескольких минут. И за месяц она так основательно прижилась в их дружной семье, что и взрослые, и сыновья уже даже не представляли, как они жили без нее раньше. И в 2000-м году они оформили над Алесей опеку. Она стала всеобщей любимицей. Через три года им предложили присмотреться еще к одной девочке, 7-летней воспитаннице Бобруйского интерната, Женечке. Посоветовали, если решат принять девочку в свою семью, создать приемную семью.

— Мы увидели впервые ее перед самым отъездом в Италию. Маленькая, худенькая, в беленьких штанишках, с огромным баулом. И ни тени улыбки на бледненьком личике, — вспоминает Анна Иосифовна. — Сердце дрогнуло: наша девочка! Берем! И когда она вернулась из поездки в Бобруйск, начали оформлять  документы .

В отличии от Алеськи Женечка была замкнутым ребенком, больше всего любила  играть сама по себе. Ключик   к ее сердцу первыми нашли мальчишки. И оттаяла Женя, начала улыбаться, принимать участие в общих  играх. Анну и Виктора  радовало  то, что дети дружат. Мальчишки во всем опекали своих приемных сестренок, защищали их. Отец всегда был образцом для подражания в плане обращения с мамой и девочками. Он всегда относится к ним с уважением и заботой, стараясь самую трудную и тяжелую работу выполнить сам, чем-нибудь их побаловать. Ребята переняли у него эту замечательную черту характера. Семья выросла, необходимо было ее обеспечивать. На немалом участке земли — 60 соток,  растили  все, что созревает в наших погодных условиях, держали хозяйство. И первыми помощниками родителей и на участке, и по хозяйству были. А родители старались уделить им как можно больше внимания, устраивали совместные выезды на природу, там организовывали подвижные игры, соревнования. Мальчишки росли спортивными. Они каждое день утром делали несколько километровую пробежку, занимались спортивным ориентированием, любили подвижные игры. Саша к тому же научился хорошо играть на гитаре, и как здорово было после подвижных игр спокойно попеть песни под гитару! Старшие дети до сих пор с ностальгией вспоминают их совместное времяпрепровождение. Дети росли. Как-то незаметно все вместе преодолевали их «переходный возраст», стараясь понять, поддержать словом и делом. Потому, наверное, и не возникало конфликтов и недоразумений в семье Шлегель.

Как-то на семейном совете решили, что они могут принять  еще одного ребенка. Сыновья сказали, что это должна быть девочка, дочери поддержали. В доме малютки их внимание привлекла  годовалая Леночка. Маленькая худышечка с беленькими волосиками, она сидела в манеже и смотрела на незнакомых ей взрослых серьезным, совсем не детским взглядом. Анна и Виктор поняли, что именно эту девочку они возьмут. И даже когда им сказали, что она еще не ходит, что у нее серьезные проблемы с почками, они не отказались от своего решения.

— Каждый ребенок имеет право на семью, а детишки с отклонениями в здоровье тем более, — утверждает Анна Иосифовна. — Мы были уверены в том, что с помощью врачей вылечим Леночку. Да, хлопот и проблем  с больным ребенком больше, но зато как приятно видеть, что болезнь отступает, и ребенок живет полноценной жизнью, играет, улыбается и радуется жизни.

А потом в их семье появилась Настенька.  Ей шел третий годик. У нее не было статуса сироты, так как ее мать не была лишена родительских прав, несмотря на то, что дочь ей была не нужна. Живя рядом с Домом ребенка,  она ни разу не навестила малышку. Анну и Виктора в девочке привлекла ее активность — она ни минутки не могла посидеть спокойно. И в 2005-м году, когда вопрос с установлением статуса сироты был решен, они забрали Настю. Девочка очень быстро влилась в их большую дружную семью.

— Все дети отзывчивые на доброту, и очень остро ощущают фальшь в отношениях к ним взрослых, — делится Анна Иосифовна. — Не скрою, возникают и у нас вопросы в воспитании детей, но мы стараемся решать их без ругани и споров, ищем  компромиссы. Знаю одно, руганью, окриками и запретами ничего не добьешься, а наоборот, озлобишь ребенка, настроишь против себя, он замкнется и конфликт только обострится. Даже если ребенок что-то сделал не так, нужно в доверительном разговоре, не унижая его достоинства,  объяснить ему, что не так, и как желательно было поступить в данной ситуации. Так у нас в семье повелось изначально, когда у нас были только сыновья. Когда появились приемные дети, ничего менять не стали, сюсюканье в отношениях исключали, строя отношения на любви и взаимопонимании. Мне очень приятно, что дети делятся с нами своими проблемами, спрашивают совета. Иногда зовут «посекретничать», а это говорит о том, что у нас полнейшее взаимопонимание. Хочу сказать огромное спасибо педагогам и психологу Каменской средней школы, где они учатся. Они наши первые советчики и помощники, советуюсь с ними всегда, если не знаю, как поступить…

Старшие дети в семье Шлегель уже выросли. Сыновья имеют свои семьи,  Женя поступила в Бобруйский медицинский колледж.

— Она у нас очень ответственный человек. У нее учеба на первом плане, Алеся работает швеей на «Славянке». Ей ее работа нравится, а нам приятно, что ее хвалят, — не без гордости рассказывает Анна Иосифовна.

Нынешним летом семья Шлегель в очередной раз пополнилась. Они приняли к себе Настю.  Девочка уже жила в приемной  семье, но так случилось, что не нашли приемные родители взаимопонимания с приемной дочкой. Виктор и Анна, узнав о том, что Настя не прижилась в своей семье, решили пригласить ее к себе на месяц как в гостевую семью. Теплая семейная атмосфера быстро растопила лед в сердце  девчушки, и Настя стала улыбчивой, веселой и первой помощницей родителей.

— Настенька замечательная девочка, — рассказывает о своей дочери Анна Иосифовна. —Ей немало пришлось пережить, пока ее забрали в приют в 2011 году. Она уже умела готовить, да и другая работа ей не в диковинку. Мы, когда брали ее, очень боялись, что может быть и  у нас не получится найти к ней ключик. Здесь нам помогла жена нашего старшего сына Саши Валентина. Она сама сирота, и нашла общий язык с Настей с первого момента знакомства. Сейчас они близкие подружки. Настя любит возиться с малышами, старается мне во всем помочь,  хорошо знает компьютер, любит за ним посидеть.

— У вас в семье две Насти, как обращаетесь к ним? — полюбопытствовала я.

— По-разному, — улыбается Анна Иосифовна. — Иной раз их зовем «Настя старшая и Настя младшая», иногда Настя и Настенька, иногда доченьки. Они понимают, к кому мы обращаемся и кого зовем…

Поинтересовалась я и тем, приезжают ли старшие девочки.

— И приезжают постоянно, и звонят. И, знаете, что самое приятное? — спрашивает Анна Иосифовна  и сама же отвечает: — что они признаются нам в любви и говорят о том, что очень скучают. Значит, не зря мы в них душу вкладывали. Мы ведь никогда не делили детей на родных и приемных. Все они нам родные, ведь правду же говорят, что не та мать, которая родила, а та, что воспитала. Мы с мужем строим отношения в семье на доверии и любви, и наши сыновья, у которых уже тоже свои семьи, взяли за основу все то лучшее, что есть в нашей семье. Все праздники мы проводим вместе. Сыновья и невестки, девочки приезжают к нам на все дни рождения. Когда у нашей старшей Насти был День рождения, мы приготовили ей праздник. Для нее это было большой неожиданностью. Не привыкла она к такому отношению. А у нас так заведено — дарить друг другу радость. Настя даже заплакала от переизбытка чувств…

Виктор и Анна стараются, чтобы  их дети получили всестороннее развитие в меру их способностей. Настя-младшая и Лена ходят в музыкальную школу по классу «баян», занимаются танцами, Настя-старшая учится игре на цимбалах. Все девочки любят готовить, особенно их привлекает выпечка. Каждый день они что-то вкусненькое пекут к чаю. Занимаются уборкой в доме. На подворье у них более 200 голов птицы, и дети любят за ней ухаживать, а летом все дружно работают на приусадебном участке, и также дружно помогают маме в переработке выращенных овощей и ягод. Они понимают, что нужно помогать по дому. Чем быстрее они выполнят домашнюю работу, тем больше времени им уделят родители. И никогда в семье не возникает споров, кто и что должен делать.

— Детям нужна семья, только  семья дает им полноценный шанс вырасти свободными и счастливыми людьми, — сказала на прощание Анна Иосифовна.

* * *

 В  детдомах созданы хорошие условия для сирот: в комнатах чисто и уютно, есть хорошие игрушки, благодаря спонсорам — видеотехника и даже компьютеры с выходом в Интернет. Но, несмотря на это, у каждого из этих детей есть одна большая мечта — найти маму, папу. Одним словом, настоящую семью, где их одарят лаской, заботой и любовью. Они невольно пытаются создать иллюзию настоящего дома: называют своих воспитательниц мамами, а группы, в которых живут, — семьями. И каждый день ждут: вот-вот откроется дверь и появится она —  мама! Пусть не родная по крови, но добрая, любящая и заботливая.

И радует то, что живут среди нас люди, которые дают возможность социальным сиротам  реализовать свою мечту — обрести настоящую семью. Есть люди, которые любят их и заботятся  о них, как о своих родных детях.

Елена БЕГУНОВИЧ.

Фото Сергея ПОДОЛЯКА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.