Эхо далекой войны

67 лет томительного ожидания пришлось пережить семье из России, разыскивающей своего без вести пропавшего родственника. Переписка с ним оборвалась в мае 1944 года. Вопреки здравому рассудку, близким людям и сегодня не хочется верить в то, что он погиб. Но надпись на мраморной плите сурово и неумолимо свидетельствует о том, что под ней покоится тело советского офицера Георгия Сметанина, павшего в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками за наш район. Дочь погибшего воина, Бета Георгиевна Замырова, никогда прежде не была в наших краях. Да и уверенности в том, что отец погиб именно в Беларуси, не было…

Бета Георгиевна с дочерью Ириной
и сыном Алексеем на могиле отца и дедушки

Война обрушилась на мирный советский народ волной огромных потерь и тяжелых испытаний. В июне 1941-го молодые парни и их отцы уходили на фронт. В глубинке России, в небольшом поселке Оричи Кировского района, все меньше и меньше оставалось мужчин. У Георгия Сметанина уже была семья, маленькие дети, но, как и все его товарищи, он рвался на фронт. Его не брали — у молодого человека был врожденный порок сердца. С этим приговором врачей оставалось только издалека следить за тем, как сражаются его товарищи. Георгий не стал мириться с такой несправедливостью и взял местный военкомат, что называется, измором: приходил каждый день и требовал отправить на фронт. Фанатическая настойчивость парня сделала свое дело, и из райкома комсомола, где он работал, Георгия направили в московскую школу лейтенантов, откуда он был направлен в одну из воинских частей в качестве политрука. В 1943 году получил ранение. Немного подлечившись, отправился по приказу командования на курсы усовершенствования офицерского состава в г. Харьков.

— Мне было 2 года, когда он после ранения приехал домой. Его отпустили повидаться с семьей, — вспоминает Бета Георгиевна. — Никто не верит, что я запомнила это. Я шла с ним по какому-то лугу, держала его за руку. На нем была такая длинная-длинная шинель. Как мне потом рассказывала мама, это мы с ним шли топить баню. И это был последний раз, когда я его видела живым.

В январе 1944 года Георгий Сметанин был направлен в действующую армию, в бронетанковых войсках стал командиром батареи самоходных орудий. Последнее письмо от него семья получила в мае этого года. Тоненькая цепочка треугольных конвертиков на этом оборвалась. А вскоре пришло извещение о том, что Георгий Сметанин пропал без вести. Еще через некоторое время жена и дети получили письмо от его фронтового товарища. Он писал о событиях на реке Березине вблизи д. Щатково. Бои шли здесь суровые, сообщал в своем письме товарищ Георгия. Дело доходило до рукопашных схваток. Огонь уничтожал все, что могло гореть, плавился даже металл. После боев чудом уцелевший однополчанин Георгия возвращался в эти места, внимательно осматривал окрестности, но не обнаружил никаких следов своего земляка.

— Мы не знали что с ним. Пропал без вести — это слишком туманно. Хотелось верить, что он жив. Но где же он тогда? А вдруг попал в плен? Мама искала его все эти годы, но безуспешно, — рассказывает Бета Георгиевна. — Отовсюду, куда бы она ни обращалась, поступали ответы о том, что никаких новых сведений о ее муже нет. Мама умерла в 1993 году, а мы все равно продолжали поиски.

Посоветовавшись с представителями местного совета ветеранов, Бета Георгиевна написала письмо в Беларусь. «Там люди добрые, отзывчивые, в войну столько горя испытали. Они поймут и помогут. Пиши», — так сказали ей в совете ветеранов.

Письмо из России на адрес нашего районного совета ветеранов поступило в начале января этого года. В поисках пропавшего без вести воина приняли участие отдел идеологической работы райисполкома, совет ветеранов, редактор газеты «Бобруйскае жыццё» Александр Казак, заместитель председателя совета ветеранов Первомайского района г. Бобруйска Василий Зацепин, активист этой организации Александра Курбыко, председатель Сычковского сельсовета Александр Заболотский и многие другие, небезразличные к чужой боли люди и организации.

В процессе поисков через сайт Минобороны было установлено, что в один день со старшим лейтенантом Сметаниным на территории Сычковского сельсовета погибли 9 офицеров. Из них 6 считается без вести пропавшими. Далее поисковая работа шла, опираясь на три установленных имени погибших. Щатковский район был разбит на несколько секторов. Через райисполкомовский сайт на каждом захоронении рассматривались паспорта всех воинских захоронений. В одном из списков была обнаружена фамилия разыскиваемого офицера. Чтобы убедиться в том, что это действительно он, а не его однофамилец, сопоставлялись все имеющиеся о нем сведения с известными событиями, фамилиями однополчан, погибших в тот же день и в том же месте. Описание поискового процесса уложилось в несколько печатных строк, а на деле это была большая и кропотливая работа, занявшая полгода. Когда никаких сомнений уже не оставалось, Бете Георгиевне сообщили о том, что на гражданском кладбище вблизи д. Щатково в одном их воинских захоронений действительно покоится ее отец. Его жизненный путь завершился 29 июня 1944 года в боях за освобождение нашего района.

Вот он, долгожданный, печальный, но все же светлый момент, когда можно поклониться дорогой могилке, положить букет цветов, прикоснуться ладонью к шероховатой поверхности плиты, ставшей последним пристанищем родному человеку. Бета Георгиевна приехала в Беларусь с сыном Алексеем и дочерью Ириной. К кладбищу россиян сопровождали представители городского и районного советов ветеранов, местных властей. Цветы, влажные глаза, одновременная грусть и радость, переполняющие душу — все это под безмятежным июльским мирным небом.

— Это очень сложное чувство, я даже не знаю, как его передать словами, — тихо говорит Бета Георгиевна, не отрывая глаз от фамилии своего отца, начертанной золотыми буквами на плите надгробия. — Я успокоилась, что нашла, наконец-то его могилку. Жалею, что не нашла ее раньше. Жалею, что об этом уже никогда не узнает мама, бабушка и брат — они умерли. Я привезла с собой горсть земли с их могил и посыпала на могилу своего отца. Пусть хоть таким образом они будут соединены после смерти. Землю с могилы отца привезу и для них. С одной стороны это и радость, оттого, что я теперь знаю, где он похоронен. Но это и боль потери, которая никогда не пройдет. И все же у нас есть будущее, есть дети и внуки, ради которых погиб мой отец, и я очень благодарна всем, кто помог нам разыскать могилу дорогого нам человека.

О том, почему долгие годы Бета Георгиевна не могла узнать о судьбе своего отца, и почему воинское захоронение оказалось на гражданском кладбище, рассказал Александр Заболотский:

— Это кладбище старое, оно появилось еще до войны. Здесь вокруг гремели бои, каждый клочок земли был полем битвы. Оставалось много погибших. В условиях военного времени достойно похоронить погибших воинов не было возможности. Местные жители, в основном, женщины, старики и дети, перевозили тела погибших на конях. Был разгар лета, от жары тела покойных представляли собой жуткое зрелище. Их сначала закапывали прямо на поле, а когда бои отступали, жители начали их откапывать и перевозить на кладбище. В гимнастерках погибших находили документы, записывали их имена, сведения направляли в архив и только после этого предавали земле…

События Великой Отечественной оставили на белорусской земле множество обелисков и воинских захоронений. О масштабах народных бедствий говорит и тот факт, что за 1-е полугодие нынешнего года работниками отдела идеологической работы установлены еще 10 новых имен погибших воинов. В поисковой работе это большая цифра. Каждое воинское захоронение в районе стоит на балансе сельсоветов, выделяются средства на их благоустройство. Местным властям в этом благородном деле помогают школьники и сами сельчане.

— Это просто наш долг, — говорит начальник отдела идеологической работы Галина Чернова, беседуя с Бетой Георгиевной. — Мы выполнили ту работу, которую должны были сделать. Тем самым мы просто отдаем дань уважения погибшим, которые столько сделали для нас. Они погибли за то, чтобы мы жили сегодня мирно, в достойной стране, красивой, светлой жизнью.

Уход за воинскими захоронениями — это то немногое, что мы можем сделать для воинов-белорусов и воинов других национальностей, павших в борьбе за освобождение мирного населения, за наше право жить сегодня свободно и независимо. В суровые времена народы проявили свои лучшие человеческие качества: верность долгу, патриотизм. Нас, живущих на этой земле,  сегодня объединяет одна общая задача: нести идеалы добра и справедливости дальше, в будущее.

Валентина МИЛОХИНА.

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.