Как живешь, семья?

В начале февраля совместными силами социальных служб и горрайотдела по чрезвычайным ситуациям были организованы рейды по неполным, многодетным и неблагополучным семьям. Поводом для этой, довольно масштабной, проверки послужило распоряжение Могилевского областного исполнительного комитета от 26 января 2011 года за подписью П.М. Рудника.

1 февраля, вместе с одной из групп, корреспонденту газеты «Трыбуна працы» довелось побывать в 11-ти семьях и посмотреть на проблему, что называется, изнутри.

По дороге И.П. Засеко, социальный педагог Телушского УПК, рассказывает о своей работе: «Мы должны не столько контролировать людей, сколько оказывать им помощь в борьбе с проблемами и трудностями, консультировать, советовать. Семьи разные есть. Некоторые очень сложные. И с каждой семьей работать нужно  индивидуально».

А.В. Макушкина, инспектора Бобруйского ГРОЧС, в первую очередь интересуют вопросы пожарной безопасности. Печи, электропроводка, пожарные извещатели — все это тщательно проверяется. При наличии нарушений хозяевам выдаются предупреждения. В особо злостных случаях выписываются штрафы. Людям объясняется, к каким страшным последствиям может привести небрежность. «Приоритетным должно быть качество работы», — делится своими взглядами на проблему Александр Макушкин. С ним очень сложно не согласиться, ведь речь идет об условиях жизни и безопасности детей. Чуть приблизившись к ситуации, увидев проблему если не изнутри, то, как минимум, под другим углом, понимаешь: от строгости, а где-то и некоторой дотошности работников заинтересованных служб зависит многое.

А.В. Макушкина интересуют вопросы пожарной безопасности

Печь в доме Пархамович

Заходим в дом к В.А. Пархамович, здороваемся. Описать состояние, в котором находится ее жилище, сложно. При небрежном отношении деревенский быт приходит в запущенность гораздо быстрее, чем городской. Он требует больше внимания, времени, заботы. А если всего этого нет?..

Один французский дизайнер не так давно поразил общественность новым творением — кабинетом, стилизованным под медвежью берлогу. Валентина Пархамович из д. Заболотье тоже превратила свой дом в подобие берлоги, хотя с шедевром француза она не знакома. Первое, на чем останавливается взгляд — печь, над дверкой которой не хватает одного кирпича. Сквозь образовавшийся проем пробиваются задорные язычки пламени. Вот только их первобытная красота совсем не радует инспектора ГРОЧС: такая печь — угроза для жизни и безопасности. Вместе с  женщиной в доме проживают трое ее сыновей.

Ирина Засеко рассказывает: Валентина Пархамович не работает. Объясняет это тем, что смотрит дом. Отец двоих ее сыновей, с которым она не проживает, работает животноводом. Помогает. Дом, кстати, принадлежит ему. Двое мальчиков — инвалиды. Только их инвалидность Пархамович оформлять не хочет.  Причина — лень. Даже документы на комиссию были отправлены школой.

Сильное впечатление производит еще один дом в деревне Плесы: свет отключен, вот уже 2 года ремонт на стадии планирования. Голые стены, обоев нет, провисший потолок, грязь и сырость. Кровати ничем не накрыты, белье на них грязное, а кое-где и вовсе отсутствует. Здесь живет многодетная социально-опасная семья Комаровских. Три старшие дочери уже достигли совершеннолетия. Младшему сыну 11 лет, он ходит в школу. Прошу показать комнату, в которой живет мальчик. У голой стены стоит кровать, пододеяльника нет, лежит нечто желтое в тонкую красную полоску. То ли одеяло, то ли матрац. Задаю вопрос: «Почему нет белья, покрывал?». Женщина отвечает: «Все купить трудно, как получается… Покрывало есть». Прошу: «Покажите его». Молчит, суетливо озирается по сторонам. Обращаю внимание на то, что приобрести мобильные телефоны все-таки получается… Отличить бедность от безразличия совсем не сложно.

На обратном пути интересуюсь у социального педагога, почему детей не забирают из таких семей. Выясняю, что все-таки забирают. Одна из старших девушек из семьи Комаровских лишена родительских прав. Ее дочь Дарья проживает сейчас в Михалево, в приемной семье.

Ирина Засеко объясняет, что дети чаще всего не ходят уходить от родителей, даже если те совсем потеряли человеческий облик. Такой вот парадокс. Еще и поэтому работники социальных служб всегда говорят: детям лучше с родными. И прилагают огромные усилия для того, чтобы достучаться до родителей. Призывают их изменить свое отношение к жизни и к воспитанию деток. Каждая такая семья — это отдельная конкретная задача, которая требует индивидуального решения. Проблема неблагополучных семей, а если сказать точнее — проблема воспитания и содержания детей в социально опасных и неблагополучных семьях находится под пристальным вниманием социальных служб.

Вернулись из рейда поздно вечером. Наша группа осмотрела 11 домов, вторая группа рейда посетила еще 15. Всего запланировано объехать их около 50-ти. 

В домах, которые мы посетили, живут очень разные люди. Одни, несмотря на трудности и проблемы, с которыми сталкиваются, стараются обеспечить детей всем необходимым, создать для них хорошую атмосферу и достойные условия. Но, к сожалению, очень многие давно живут далеко за пределами той черты, которая отделяет благополучную семью от неблагополучной.

Анна ШЕВЧУК.

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.