То, что время стереть не в силах

На Бобруйщине проживает немало людей, на чье детство выпали голод и потеря близких, бомбежки и жестокие бои, пожары, эвакуация и многие другие беды, которые принесли с собой фашистские захватчики в июне 1941 года. Один из тех, кто пережил военное лихолетье, — Ф.К. Гайшун 1938 года рождения. В руб­рике «Лица войны. Лица Победы» наш земляк делится своими детскими воспоминаниями, которые время стереть не в силах.

Не всем немцам нужна была война

Родился и вырос Федор Киреевич в д. Петровичи в крестьянской семье. Средний брат Владимир умер еще до начала войны. Старшего, Василия, немцы угнали на принудительные работы в Германию.

— Когда началась война, мы жили в Петровичах, только в другом доме. Через несколько строений от нас немцы заняли один из домов, сделав из него кухню. В дверях вырезали окошко, через которое подавали готовые блюда. Варили суп, кашу. Помню, как мы, малые дети, бегали туда и нас тоже угощали кашей. Сейчас, когда прошло уже столько лет, я понимаю, что не всем немцам была нужна эта вой­на. У многих из них остались дома малые дети, поэтому нас не обижали, — вспоминает Федор Киреевич.

Чудом избежал смерти

Тем временем на фронтах шли кровавые сражения. Гитлеровцы стремились скорее поработить советский народ, но всюду встречали ожесточенное сопротивление. На оккупированных территориях Беларуси повсеместно росло и крепло партизанское движение. В густых непроходимых лесах, которые плотным кольцом окружали деревню Петровичи, действовали партизанские отряды, наводя ужас на чужеземцев. Одним из досадных явлений, порочащих честь партизанского края, был тот факт, что полицаев из числа местных жителей тоже было немало. Федор Киреевич рассказывает о том, как его отцу чудом удалось избежать смерти от рук предателей.

— Кто-то донес, что отец помогает партизанам. Приехали полицаи, все пьяные. Отца посадили на телегу и увезли. Вместе с ним взяли нашего соседа Михея. Везли расстреливать, так им и сказали. Когда ехали, отец тихо шепнул Михею: «Как только подъедем ближе к лесу, прыгаем с телеги и бежим в разные стороны. Будут стрелять, но хоть кто-то из нас убежит. Я им просто так сдаваться не хочу». В скором времени телега поравнялась с лесными зарослями, отец соскочил с нее и бросился бежать. Полицаи открыли огонь, одна пуля попала в ногу, но спасительный лес был рядом. Михею же не повезло — предатели его убили. С простреленной ногой отец кое-как добрался до деревни Лоси, там ему перевязали рану.

С бомбами — на женщин, детей и стариков

Партизанское движение разрасталось день ото дня. Храбрость и слаженные действия партизан не давали захватчикам чувствовать себя вольготно на оккупированной земле. Гитлеровские планы о молниеносной войне рушились. Фашисты понимали, что пока партизан поддерживает местное население, они фактически непобедимы. Чтобы лишить партизан поддержки, немцы начали действовать против мирного населения. В один из дней в небе над деревней появились вражеские самолеты с крестами на крыльях. Раздались оглушительные взрывы снарядов и пулеметные очереди. Немецкие летчики сбросили бомбы и стали расстреливать бегущих детей, женщин и стариков. Об этом жутком событии у Федора Киреевича сохранились лишь обрывочные воспоминания:

— Я потом посчитал — было сброшено 5 бомб. От них осталось 5 воронок. Со временем они заросли, и люди, когда приводили в порядок свои жилища, засыпали их землей, но все равно в тех местах остались низины. Когда началась бомбежка, помню, как мать схватила меня за руку и мы побежали в лес.

Жизнь среди болот

Другие люди тоже побежали спасаться в леса. Дом, где жил Федор Киреевич с родителями, сгорел. Возвращаться было некуда. В лесу сельчане ставили шалаши из веток и еловых лапок. Жили так долго, но были в относительной безопасности. Немцы не могли и близко подобраться туда. Кругом — болота, и только местные жители знали, как по ним пройти. Людей кормил лес, да еще ходили осторожно в деревню, брали в погребах картошку, овощи, а у кого-то были припрятаны и другие запасы еды. Готовили пищу на кострах в чугунах.

Еще Федору Киреевичу запомнилось, как потом он с матерью и односельчанами подались в д. Вильча. Жили они там в домах по несколько семей. Врезался в память нашему герою случай: мать вела его за руку, а навстречу скакал на коне солдат. Он прокричал матери: «Не бойтесь, мы свои, русские. Мы немцев уже прогнали!». Жители деревни Петровичи вернулись домой, но некоторых, в том числе и родителей Федора Киреевича, ждали лишь обугленные развалины. Своими силами сколотили они сначала маленькую времянку, потом на том же месте отец построил большой дом, в котором сейчас и проживает Федор Киреевич с супругой Ниной Петровной.

Перед глазами — вся история родного края

В послевоенное время Федор Кире­евич учился в местной школе, закончил 7 классов. В допризывном возрасте прошел водительские курсы в ДОСААФ. Отслужил 3 года в рядах Советской армии, в одной из пожарных частей под Минском. Демобилизовавшись, решил и далее продолжить работать в этой же сфере. На протяжении 29-ти лет был пожарным в аварийно-спасательной части Бобруйска. Следующие 13 лет трудовой биографии посвятил профессии лесника в Петровичском лесничестве. Здесь же, в родном уголке земли, создал семью. Вместе с женой Ниной Петровной вырастил детей, дождался внуков.

Над домом, который когда-то построил его отец, сегодня чистое и мирное небо, а перед глазами Федора Киреевича — история родного края, где ему знаком каждый уголок, за который когда-то воевали его земляки, не жалея жизней ради будущих поколений.

Валентина МИЛОХИНА. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.