Память через года

«Лица войны. Лица Победы». Такое название носит новая рубрика, которая посвящена Дню Победы и 80-й годовщине с начала Великой Отечественной войны. Мы расскажем о наших земляках, которые пережили ужасы военного лихолетья, опуб­ликуем их воспоминания, в которых оживают и события сороковых, и люди, находившиеся рядом с ними, многим из которых не удалось дожить до Победы. Сегодняшний гость рубрики — жительница аг. Б. Бортники Галина Козлова, которой в детстве довелось познать тяготы войны и немецкого плена.

Где-то далеко в прожитых десятилетиях затерялись те страшные дни, когда маленькая девочка Галя была узницей концлагеря, созданного немецкими оккупантами в Бобруйской крепости. Многое из пережитого сегодня ей трудно вспомнить, ведь тогда она была совсем ребенком, многое просто не хочется вспоминать. Рассказ пожилой женщины об ужасах немецкого ада то и дело прерывается слезами.

Немцы брали, что хотели

Родилась Галина Григорьевна 24 октября 1935 года в д. Воевичи Кличевского района в обычной крестьянской семье. Кроме нее, у родителей было еще 5 детей: Оля, Нина, Леша, Мария, Надя. Когда началась война, Гале исполнилось 6 лет.

— Когда немцы освоились, стали наводить свои порядки. Наши деревенские парни все ушли в партизаны, а девушек, которые не успели спрятаться, увозили в Германию на работы, — рассказывает Галина Григорьевна. — К нам домой приходили партизаны, просили дать поесть. Мама делилась с ними последним, хоть и было нас 6 детей в семье. Боялась немцев, но делилась. А как не дать еды партизанам? Они ведь в лесу и голодали, и мерзли, и жизнями своими рисковали ради нас. Немцы тоже захаживали к нам в дом. Было у нас хозяйство, держали кур, гусей, свиней. Оккупанты брали, что хотели, не спрашивая. Был конь, немцы и его забрали. А корову мама сама отдала партизанам. Хоть и тяжело без нее, кормилицы, но лучше было отдать своим.

Только один из сельчан сам подался в полицаи

У родителей были в доме кросна и прялка. Многодетная мама сама ткала, шила. Галя, хоть и маленькая была, тоже помогала ей ткать. Партизаны приходили в дом, просили: «Тетя, холодно нам в лесу, дай хоть на портянки каких тряпок», — и мать давала им самотканое полотно. Галя знала почти всех местных партизан, да и как их не знать, если это все парни из родной деревни?

— У нашей односельчанки 4 сына ушли в партизаны и ни один не вернулся, — продолжает свой рассказ Галина Григорьевна, прикладывая к покрасневшим глазам платочек. — Помню, стояли мы, маленькие, у ворот, а по улице немцы вели молодого партизана. Поймали его в лесу. Ведут и прикладами бьют. А парень этот через одну хату от нас жил. Мы стоим, плачем, кричим: «Мама, Митю немцы повели, они его бьют!». И мама сама плакала, потому что ничем помочь парню не могла. Оказался у нас среди сельчан один предатель, который сам подался на службу к немцам. При фашистах ему неплохо жилось, а когда война закончилась, он сбежал и где-то с немцами прятался. Но где ж тут спрячешься?! Хотел вернуться в деревню, а наши женщины не простили его, не пустили на родную землю, не дали предателю жить рядом. Да и разве можно такое простить?

Домой все вернулись живыми

На территории нашей деревни трижды шли жестокие бои. Галина Григорьевна помнит, как во время обстрела мать кричала детям, чтобы ложились на пол. Когда становилось известно, что будет сражение, отец сажал детей в лодку и перевозил на другой берег в лес. Деревня Воевичи хоть и маленькая, но доставляла много хлопот немцам. Партизаны не давали гитлеровцам покоя, поэтому их командование приняло решение отправить всех местных жителей в концлагерь. Немцы рассчитывали на то, что если в деревне никого не останется, то партизан некому будет кормить и поддерживать. В один морозный зимний день в деревне появились немецкие машины с будками. Ничего не объясняя, оккупанты выгоняли людей из домов и заталкивали в технику. Кричали дети, плакали женщины. Фашисты доставили своих пленников в Бобруйскую крепость.

— Помню, что там было помещение в три этажа, — горестно вздыхает Галина Григорьевна. — Стеллажи деревянные, везде люди на них. Мороз сильный, хорошо хоть мама успела какие-то тряпки взять из дома, поэтому нас ими укутывала. Мы старались держаться все вместе. По утрам сестры ходили с котелками за едой. Давали нам похлебку с вареной конской волосатой шкурой. Шкуру мы выкидывали, а похлебку пили. Хоть и противно, но есть очень хотелось. Многие умирали, не выдержав нечеловеческих условий. Мы на первом этаже сидели и видели, как мимо нас несут и несут трупы. Периодически немцы выводили узников на улицу и выбирали молодежь покрепче для отправки на работы в Германию. Сколько времени мы там находились, не помню. Потом нас освободила Красная Армия. Было очень тяжело, но моим родителям всех деток удалось сохранить, все вернулись домой живыми. Наш дом уцелел, но изменился до неузнаваемости: полы взорваны, доски в щепки разбиты, кругом пустота и голые стены, окна выбиты. И все же радостно было на душе, что наконец-то мы в родной деревне. Однако война еще продолжалась, Красная Армия вела бои с гитлеровцами.

«Куда ж ты шла, моя голубка?»

Весной 1945 года в душах советского народа зародилась надежда на Победу. В глубинке Беларуси предвестником поражения фашистской Германии стало массовое бегство вражеских войск.

— В один из дней смотрим в окно — через мост едут немцы. Много их было, все оборванные, замученные. С утра до вечера целая колонна гитлеровцев по деревне шла, торопились очень. Мы поняли, что приближаются советские войска, — взволнованным голосом продолжает свой рассказ Галина Григорьевна. — Многие немцы прятались в лесах. Мы потом долго находили там брошенное ими добро — патефоны, одежду, оружие. Среди убегающих немцев была одна молодая девушка-белоруска, служившая оккупантам. Она, конечно, понимала, что предательство родины ей никто не простит. Когда проходила в немецкой колонне по нашей деревне, то подошла к маме и стала просить: «Тетя, возьми меня к себе за дочку!». А мама ей ответила: «Куда ж ты шла, моя голубка? О чем ты раньше думала, когда немцам стала служить? Теперь отвечай за свои поступки».

Так и передвигались фашисты колоннами целый день с утра до вечера. Отступая, сожгли за собой мост. А когда наши войска вошли в деревню, отец помогал им делать плоты из поленьев и лозы, чтоб они могли на тот берег перебраться и догнать гитлеровцев. Папа ушел на фронт вместе с нашими войсками. Довелось ему участвовать в боях и на Курской дуге, и на территории Германии.

Поддержка и понимание близких

Пришла долгожданная Победа. Мирная жизнь начиналась трудно. Всюду разруха, голод. Люди ели щавель, лебеду, крапиву. Из-за сильного голода в 1947 году пришлось продать свой дом и перебраться в землянку. Сами потом из глины делали кирпич, строились. Мама ходила в город за 50 км, покупала там макуху — продукт, получаемый после отжима растительного масла. Для детей это было настоящим лакомством. Радостным событием для всей семьи стало появление в хозяйстве коровы. Ее привезли из Германии. Крупная породистая немецкая буренка давала по 30 литров молока. Галина мама делилась им с односельчанами.

Тем временем дети подрастали, начинали задумываться о самостоятельной жизни. Старшие сестры уехали в Бобруйск. Галя тоже отправилась вслед за ними. Первое время работала на зерноскладе, затем нянечкой в круглосуточном детском садике. В эту пору познакомилась с будущим мужем. Поженились с Николаем 17 июля 1960 года, и с той поры стали жить на родине мужа в аг. Б. Бортники.

Всю жизнь трудились, с Николаем Яковлевичем воспитали двоих детей. Трагические страницы немецкой оккупации, пребывания в концлагере, голодные послевоенные годы и прочие тяготы и лишения остались в прошлом, но в 1983 году в дом Козловых пришла новая беда: в Афганистане во время несения воинской службы погиб сын Виталий. Пережить эту тяжелую потерю помогли близкие люди, их поддержка и понимание. Галину Григорьевну навещают воины-интернационалисты Бобруйской районной организации ОО «Белорусский Союз ветеранов вой­ны в Афганистане», члены Бобруйского райсовета ветеранов. Радуют и согревают душу пожилой женщины внуки и правнуки. «Память, которую хранит Ваше сердце, — священна. В ней — боль утраты родных и близких, беспримерный героизм воинов, самоотверженность тружеников тыла, торжество силы духа непобедимого народа», — такие строки написаны в одном из писем за подписью Главы государства Александра Лукашенко, которое Галина Григорьевна получила ко Дню Независимости. Действительно, эту память женщина несет в своей душе через года.

Валентина МИЛОХИНА. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.