Память «на дембель» не уходит

Далекий 1984 год отмечен разными событиями в мире, а для жителя пос. Глуша Дмитрия Руденкова он стал первой ступенькой в самостоятельную жизнь. За плечами 10 классов Коминтерновской школы, впереди — прекрасное далеко. Сразу же со школьного порога Дмитрий окунулся в трудовые будни некогда преуспевающего Глушанского стеклозавода «Коминтерн», где работал его отец. Устроился токарем, вскоре получил 3-й разряд. Работал здесь около года. За это время успел  получить права  на вождение БТР в ДОСААФе. Осенью 1985-го пришла повестка из военкомата. Одновременно с ним на срочную службу призывался Сергей Чернобров, его лучший друг, одноклассник и родственник. Провожала парней добрая половина поселка.

В родительском доме на ул. Лесной, где и сейчас проживает мама Дмитрия, за накрытыми столами сидели друзья, родственники и соседи. Утром парни отправились в военкомат. Из Бобруйска их путь к месту службы пролегал через Могилев. Там их дорожки разошлись. Сергея Черноброва направили служить на Северный флот, а Дмитрия — в погранвойска. До места назначения новобранцы следовали на поезде. От Могилева до Москвы, там пересадка, далее через Ташкент в Душанбе. В пути находились 10 суток.  По дороге перезнакомились. В Осиповичах появился еще один пассажир — Сергей Воробей. С ним потом так и прошли рядом службу: вместе добирались до места назначения, были в «учебке», служили, а затем и на дембель ехали вместе. Уже в Казахстане узнали, что едут в поселок Мос­ковский в Таджикистане. Следовавшие в этом же поезде курсанты из Алма-Атинского училища объяснили парням, что из этого поселка практичес­ки все солдаты попадают в Афганистан.

На территории этого государства уже не первый год велись военные действия. В конфликт оказался втянутым и Советский Союз. Ребята, недавно одевшие военную форму, понимали, что едут в горячую точку, и служба их ожидает беспокойная, напряженная. Жизнь в поселке началась с военной подготовки в учебном пункте. Прибыли 10 ноября. В эту пору в южной республике еще жара, на улице — под 30 градусов. Тем не менее, солдатам выдали зимнее обмундирование: меховые шапки, теплое белье. Обусловлено это было особенностью климата: жаркие дни и холодные ночи, а из-за перепадов высот резкий перепад температуры. На протяжении трех месяцев молодые солдаты учились стрелять, окапываться, осваивали рукопашный бой. В феврале первую партию бойцов вертолетами отправили в Афганистан. Перебрасывали по 10 человек,  рассредоточивали по разным точкам. Прильнув к иллюминаторам, парни с высоты птичьего полета рассматривали открывшиеся им виды незнакомой земли.  

Дмитрия в составе других сослуживцев «борт» высадил на острове Даркат. Первые впечатления: много зелени, живописные заводи, река, неподалеку кишлак, где местные жители возделывают айву, виноград. Но безмятежность райского уголка оказалась видимостью. Первый неожиданный налет произошел в то время, когда бойцы мылись в баньке. Старослужащие находились в это время внутри, молодежь охраняла. Внезапно с берега начался обстрел. Раздетые солдаты, не успевшие смыть с себя мыльную пену, вылезали через окошко с другой стороны.  Дмитрий отчетливо видел духов.  О дальнейших событиях рассказывает с улыбкой, но тогда было не до смеха. С оружием в руках, растерявшись, кричал: «Я их вижу, вот они!». А что делать дальше, не знал. Сзади подскочил «дед», влепил подзатыльник и заорал: «Стреляй!». Лишь тогда Дима нажал на курок автомата. Таким было его боевое крещение.

С Дарката через некоторое время бойцов перебросили во 2-ю мотоманевренную группу на плато, находящемся на высоте 2000 м над уровнем моря. Более сотни бойцов жили в землянках, которые сами выкапывали и обустраивали.

Зимой служба проходила относительно спокойно, а к весне начиналось активное движение. Шли колоны, их надо было сопровождать. На месте бойцы не сидели. Перемещались на БТР, БМП и вертолетах. Больше нравилось по земле, ведь в  БТР и БМП можно было приготовить горячий ужин. Вертолеты бойцы уважали за другие качества: они появлялись там, где никакая техника уже не способна помочь, на них доставлялись продукты, боеприпасы, медикаменты, раненые.

Каждый новый день был наполнен событиями, испытывающими Дмитрия и его сослуживцев на прочность. Бои между советскими солдатами и бандформированиями отличались  стремительностью. Счет порой велся на секунды. Потери были с обеих сторон, но противник часто превосходил благодаря знанию местности. А еще маневренность по горам духам обеспечивали ишаки. На этих выносливых животных быстро и незаметно перевозили тяжелое орудие. Духи не были в группировках, но в нужный момент без труда могли собраться в банды по 2 тысячи  человек. Нередко сами они даже не участвовали в бою. Просто устанавливали  снаряды со шнуром, под ним ставили горящую свечу. Под воздействием пламени тот постепенно перегорал и устройство срабатывало. Гремел взрыв, бойцы открывали ответный огонь, но «духи» в это время были уже далеко.  

Серьезной проблемой для наших солдат были наземные взрывные устройства. Обнаружить мины помогали специально обученные собаки, но не всегда удавалось избежать подрыва. Фугасы и мины были разные. В лучшем случае у БТР в результате наезда могло просто оторваться колесо. Но если под миной был еще закопан ящик тротила, то шансов остаться в живых у экипажа не было. За 22 месяца службы Дмит­рию довелось пережить не одну гибель своих товарищей. Память по сей день бережно хранит их лица и имена. И все же солдатская жизнь — это не только лишения и потери. Немало было и радостного. Со светлой улыбкой вспоминаются торты, испеченные солдатами на саперной лопатке в честь дней рождений, новогодняя елка из веток саксаула, украшенная пулеметными лентами да ватой из аптечки, Дед Мороз и Снегурочка из числа сослуживцев…  

Весть о дембеле застала Дмитрия неожиданно. Все это время он опасался писать домой, где служит на самом деле. Мама — сердечница. Зачем ее волновать? Отправлял письма, в которых о  том, как легко и спокойно служится на границе. Все же утаить правду от родных не удалось. В часть, где служил Дмит­рий, прибыл новый замполит, и в качестве поощрения написал в одну из газет о том, как добросовестно и отважно служат молодые бойцы из Бобруйского района. Статью увидели земляки  Дмитрия, но случилось это почти перед самой демобилизацией.

Еще не зная о том, что в ближайшие часы ему предстоит путь домой, Дима  всю ночь с 16-го на 17 декабря провел в горах в засаде. Спать лег под утро, как был — в форме, напичканной патронами…

Дома уже знали, что Дима едет домой, ждали с нетерпением. Но мирная жизнь начиналась не просто, как думалось. Война оставила свой след в сознании и душе. Привыкал к мирной жизни мучительно. Первые 3 месяца парень почти не разговаривал и не мог спать. Обеспокоенная мать водила сына по знахаркам. Вылечили его время, внимание родных и близкий людей. Женился. появились семья, новые заботы, мирный труд. Поддерживал общение с одноклассником Сергеем Станкевичем, получившим серьезное ранение в Афганистане, с другими сослуживцами. Вернулся на стеклозавод. В настоящее время трудится в службе охраны ОАО «БЗТДиА». Несмотря на расстояния, бывшие воины-интернационалисты переписываются, созваниваются и встречаются, бывают друг у друга на семейных праздниках.

Валентина МИЛОХИНА. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.