«Бобруйский котел»: документы, факты, загадки истории. Часть 7. И корабли штурмовали Бобруйск

(Продолжение. См. начало: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6)

Cпецпроект районной газеты, посвященный наступательной операции советских войск в июне 1944 года.

И корабли штурмовали Бобруйск

Одной из особенностей действий советских войск на паричском направлении Бобруйской операции было наступление войск при поддержке кораб­лей Краснознаменной Днепровской военной флотилии. Действительно, река Березина протекала примерно по оси наступления 65-й армии, и продвижение по ней в направлении Бобруйска напрашивалось само собой.

Военный совет флотилии принял решение сосредоточить на Березине наиболее подготовленное и боеспособное соединение — 1-ю бригаду речных кораблей* под командованием капитана 1-го ранга В.В. Григорьева. В 1984 году в СССР были изданы его мемуары «И корабли штурмовали Берлин». В них он вспоминает: «Для кораблей, перебазируемых на Березину, путь лежал через Днепр, и пройти им требовалось около 700 километ­ров по рекам, еще не оборудованным навигационными ориентирами. Правда, облегчала переход — особенно на перекатах — стоявшая в июне высокая вода. Лоцманские обязанности были возложены на гидрографов. Двое суток корабли шли днем и ночью, развивая всюду, где можно, полный ход. Каждые два часа поступало донесение о том, где они находятся. Мы сообщали об этом в Главморштаб — за нашими действиями следили и там. Группу кораблей с Припяти вел начальник штаба 1-й бригады капитан 3 ранга П.С. Зинин. Одновременно на Березину выдвигались корабельные подкрепления из Киева. Туда поступили с заводов двенадцать новых сторожевых катеров, восемь тральщиков… «Усилить Березину», как требовал начальник штаба фронта, мы успели к назначенному сроку».

Первой операцией речной флотилии стала высадка тактического десанта в районе деревни Здудичи, где наземные войска безуспешно пытались сокрушить мощную немецкую оборону в первые два дня операции. Задачей десанта было разминирование русла Березины, чтобы дать кораб­лям флотилии начать движение вверх по течению реки.

Свидетельства старожилов

К вечеру 25 июня бронекатера начали движение к Паричам. По воспоминаниям местного жителя М.Л. Сокура, вечером бронекатера начали стрелять бронебойными снарядами с целью уничтожить мост в районе Паричей, но тот остался цел. Ночью его попытались уничтожить залпом «Катюш». Однако снаряды не долетели и упали на паричские дома…

В советское время говорить об этом запрещалось и сегодня трудно документально подтвердить или опровергнуть свидетельства старожилов. И все же не стоит идеализировать историю. Необходимо знать полную правду о войне.

«Гитлер капут!»

Ответственная задача была поставлена перед Днепровской военной флотилией (командующий — капитан 1 ранга В.В. Григорьев). Ее корабли должны были содействовать войскам 1-го Белорусского фронта при проведении наступательной операции в прибрежных районах рек Березина и Припять, поддерживая их огнем корабельной артиллерии и высадкой тактических десантов и диверсионных групп, осуществлять перевозку частей через водные преграды.

Представляем отрывок из рукописи воспоминаний капитана 1-го ранга Г.М. Обушенкова, который в июне 1944-го был начальником политотдела 1-й бригады речных кораблей Днепровской военной флотилии:

«К исходу 27 июня основные силы 48-й армии в ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» (это название станет мне известно позже) вышли на левый берег Березины. Первыми вестниками, которых мы встретили, были наши солдаты на упитанных немецких рыжей масти лошадях. Некоторые из них, увидев нас на правом берегу реки, решили преодолеть ее вплавь, верхом на лошадях. Кони послушно заходили в воду и как только оказывались на плаву, вставали на задние ноги и с храпом стремились выпрыгнуть из реки, но тут же погружались и снова повторяли прыжок. Седоки сваливались в воду, а лошади тонули. Наблюдая за тонущим животным, переживаешь за него, как за человека, а помочь не можешь. Идет война… бессчетное число погибших прямо на глазах людей. Должен был очерстветь душой, но нет, жалость и сострадание не покидали меня.

Личный состав катеров бригады быстро налаживал переправу войск 48-й армии. Переправа боевой техники и оружия была трудным делом для катерников. Погрузить артиллерийскую систему на катер требовало большой сообразительности и изобретательнос­ти. А сколько тяжелого труда! Как явствует из документов, 1-я бригада речных кораблей в течение трех суток переправила на правый берег Березины из состава 48-й армии 66 тысяч личного состава, 1350 орудий и минометов, 500 автомашин и около 7 тысяч лошадей, много другого войскового имущества. Моряки без сна и отдыха трудились на переправе в течение трех суток в опасной обстановке войны.

Переправа подходила к своему завершению, и группа бронекатеров, поддерживая огнем наступление 217-й стрелковой дивизии, прорвалась к железнодорожному мосту. Фашистам удалось взорвать мост, и он медленно, на моих глазах, оседал в реку. Немецкие части связи были вблизи взорванного сооружения. Многие солдаты убиты, остальные, бросив имущество, укрылись в кустарнике. Мы переправились на противоположный берег Березины. Вслед за бронекатерами я на полуглиссере вошел в речной порт. Бушевал пожар, горели складские помещения и дома. К нам навстречу из кустарника и высокой травы стало выходить местное население Бобруйска. Помню как женщина с ребенком на руках, вышла из поймы и сообщила, что невдалеке прячутся фашисты. Я тут же направил туда моряков, которые вскоре привели группу немецких солдат. Моим переводчиком был матрос Щепа. Он в конце 20-х годов батрачил у немецких колонистов под Николаевым и хорошо говорил по-немецки. С его помощью опрашивал пленных, кто они по происхождению. Многие из них отвечали, что до военной службы работали на заводах и все как один повторяли: «Гитлер капут»…

Однако сопротивление их было отчаянным до тех пор, пока враги не оказывались перед фактом безысходности. В районе Бобруйска было окружено множество фашистских войск, которые пытались сопротивляться, прикрываясь лесом. Но всему есть предел, стали появляться группы немцев, которые, осознав безнадежность, искали случай, чтобы сдаться в плен».

* — 5 июля 1944 года 1-й бригаде речных кораблей за отличие в боях при освобождении Бобруйска было присвоено почетное наименование «Бобруйской».

В качестве иллюстрации использована репродукция картины художника-мариниста Игоря Родинова «На Бобруйск!», которая в 1984 году вошла в комплект открыток «Военные флотилии».

Подготовил Алесь КРАСАВИН.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.