Иная реальность, или Терапия живописью

Как-то при посещении Каменского психоневрологического дома-интерната по заданию редакции мое внимание привлекли интересные картины, которые украшали стены учреждения: их своеобразный стиль, атмосфера, настроение. Как выяснилось, это работы подопечного дома-­интерната Анатолия Чернецкого, который живет здесь 13 лет и все эти годы занимается живописью. Я встретилась с художником-самоучкой и побеседовала с ним о его творчестве. Разговор у нас вышел в философско-психологичес­ком ключе. Анатолий оказался мудрым и интересным собеседником, который сумел в чем-то преодолеть себя и нашел спасение в картинах.

У каждого человека, который проживает в психоневрологичес­ком доме-интернате, своя история. Есть она и у Анатолия Чернецкого. Мой собеседник разделяет свою жизнь на «до» и «после». Ему пришлось многое пережить — пребывание в детдоме и интернате, предательство близких людей, разные зависимости, борьба с самим собой, которая продолжается и по сей день. Однако все плохое осталось для него там, за стенами Каменского дома-интерната. Ведь именно здесь его душа успокоилась, здесь он стал по-настоящему заниматься творчеством, которое отвлекает его от мрачных мыслей и помогает стать лучше.

Тягу к рисованию Анатолий ощутил еще в детстве. Его художественные способности отмечали и педагоги, и окружающие люди. «Не могу сказать, что мне больше нравится рисовать. Это как душа ляжет. Люблю природу, портреты, пейзажи. Вот сейчас, к примеру, рисую аллею ночью. Мне интересно понаблюдать за тем, что происходит в темное время суток. Мне интересна игра света и теней. Меня привлекает ночь тем, что там я иногда представляю свой мир… Там свобода. Вокруг никого, только тишина», — говорит Анатолий.

Художник показал мне наброски этой картины. На ней видно, как сквозь стволы деревьев просачивается свет. Кстати, здесь он работает с флуорисцентной краской, светящейся в темноте. Флуорис­цент обладает способностью излучать свет при попадании на него ультрафиолетового излучения от лампы. Мне показалось очень символичным, что для Анатолия «и во тьме светит свет». «Да, в темноте всегда присутствует свет. Хотя согласно Библии ведь именно тьма и была первоначальной… Светлое есть в каждом человеке. И рано или поздно он должен вернуться к истокам — к свету и добру», — делится размышлениями художник.

Усовершенствовать свои навыки Анатолию Чернецкому помог художник, который раньше работал в доме-интернате. Он многому научил его, в частности, наблюдать за окружающим миром, игрой красок в природе. «Раньше я пытался рисовать картины в стиле фэнтези. В этом плане меня вдохновляет художник Борис Валеджио. Однако мой педагог сказал, чтобы я сперва научился другим важным вещам», — рассказывает Анатолий.

Нельзя не сказать о том, что руководство учреждения всячески поощряет занятие живописью своего постояльца. В его распоряжении — небольшая мастерская, краски, кисти, бумага. «Он у нас один такой, мы его любим и ценим. Желание рисовать у Анатолия никогда не проходит. Без своего занятия он уже не может существовать. Он по-настоящему живет этим», — говорит замес­титель директора дома-интерната Евгения Колодинская. Художник повышает свое мас­терство благодаря интернету: изучает различные техники, смотрит обучающее видео. В основном он рисует акриловой краской — это более бюджетный вариант. Однако ему по плечу и картины маслом, и акварелью. Мечтает на­учиться работать мастихином. Настроить Анатолия нужным образом на творчес­кий процесс помогает психолог.

«Настроение для художника очень важно. Если я рисую с плохим настроением, это отражается на картине… Поэтому стараюсь себя правильно настроить. Живопись отвлекает меня от множес­тва проблем. Я создаю свою реальность, свой мир. Это занятие помогло мне преодолеть вредные привычки. В частности, курение. Окончательно я не бросил, но «дымлю» сейчас значительно меньше, чем раньше. Человек должен что-то создавать полезное, а иначе он привыкает к безделью и постепенно деградирует», — размышляет художник.

Анатолий признается, что в интернате он стал другим человеком. Толчком к внутренним переменам стало осознание им того, что прежде чем изменить мир, нужно измениться самому. «Я фактичес­ки занимался саморазрушением, со мной многим пришлось повозиться. А потом я задумался: почему я себя презираю, за что ненавижу?.. Я поспорил с одним знакомым, что человек может измениться, бросить то, что его разрушает. Главное — взять себя в руки. И доказал ему это», — говорит подопечный дома-интерната.

Кстати, стены учреждения украшают не только картины, но и художественные панно Анатолия. По образованию он маляр-штукатур, его часто привлекают на ремонт помещений. Благодаря своим навыкам он может творчески подойти к реставрации каких-то объектов. Так, посетителей восхищает его объемная композиция на одной из стен дома-интерната, сделанная из цемента и разукрашенная крас­ками: леопарды и гепарды на дереве. Кстати, строительные материалы Анатолий использует порой и в своих картинах. Так, на одной из них изображено дерево, похожее на сакуру, ствол которого художник сделал из шпатлевки. Эту работу в числе других мой собеседник отобрал на выставку своих картин, которая пройдет осенью. К слову, работы Анатолия пользуются спросом — пару из них у него купили. А одну свою картину — портрет бывшего министра труда и соцзащиты Марианны Щеткиной — он подарил ей на память. «Во время посещения интерната она была впечатлена моим творчеством. У нас произошла очень теплая встреча. Я решил сделать ей подарок, который вручил в Могилеве на одном из мероприятий», — говорит Анатолий.

Мой собеседник на судьбу не сетует. Считает, что его место здесь, в доме-интернате, где он ощущает свою нужность: «Я не зря, видимо, сюда попал. Для меня так лучше. Возможно, там, «в миру», не был бы таким, как сейчас. Я смог вовремя остановиться. Здесь я стал по-другому думать о жизни. А мою внутреннюю свободу у меня никому не отнять».

Людмила ЛЮБИМЦЕВА.
Фото Юрия ЮРКЕВИЧА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.