Жажда жизни

Жительница деревни Римовцы Надежда Акуловна Пархимчик родилась в 1926 году, во время войны была участницей партизанского движения. Как попала она в партизанский отряд? Что делала там? В мыслях переживая то страшное время, Надежда Акуловна поделилась с корреспондентом «районки» своими воспоминаниями о событиях военных лет.

DS0002dНачало войны

Родилась я в Римовцах, здесь и живу всю жизнь. С детства, как в общем-то и все, кто родился в деревне, была при­учена к работе, помогала маме и брату. Когда началась война, я окончила 9 классов. И вот, помню, однажды приходит в наш дом староста и говорит, что мне велено отправляться в Германию. Стала я отпираться, сказала, что никуда не поеду, а мама моя, как узнала об этом, до чего уж голосила и причитала. Я тем временем с мыслью «чему быть, того не миновать» собрала свои вещи, сижу и жду, когда за мной придут…

Через некоторое время в деревню приехал мой брат Сергей, который был командиром отделения партизанской разведки. Каким-то чудом он узнал, что меня хотят забрать, поэтому решил спасти от немецкого плена.

Сергей посадил нас с мамой в сани, и мы за ночь благополучно добрались до деревни Зеленковичи, где были партизаны. Там и решили укрыться. Естественно, еды не было, поэтому страшила перспектива умереть голодной смертью. Однако мой брат следующей ночью вернулся в родные Римовцы и забрал нашу корову, которая потом поила молоком партизанский отряд из 16-ти человек.

Болезнь и встреча с немцами

Как-то в Зеленковичи пришли немцы и сожгли деревню дотла, но мы успели уйти в лес. Однако из-за условий, в которых жили, я заболела тифом. Три месяца лежала посреди топкого болота в санях из лозы, вместе со мной лежала еще одна девочка, также больная тифом. Мама меня выхаживала, как могла. Однажды нас окружили немцы, их было человек 12. Страшно было так, что не передать словами, ведь фашисты не щадили никого, все уничтожая на своем пути. И чудом было то, что они нас так и не тронули…

Еще одним чудом было и то, что мамочка моя меня без лекарств выходила. Да и мне самой так хотелось жить… Как только я выздоровела, нужно было добраться до партизанского отряда, который располагался за несколько километров от нас. Мама вела меня по болоту целый день. После болезни и голода я так ослабла, что полшага делала и падала.

Голодно было и в отряде. Однако брат принес мне немного пшеницы, а я по зернышку себе в рот клала — и мне все баранками пахло.

Отряд и возвращение домой

Когда мы пришли в отряд, брат сказал: «Посмотрите на Надю, она совсем слабенькая, она не будет ходить ни за дровами, ни за водой, а будет только еду стряпать». Так я стала кормить партизанский отряд из 16-ти человек — варила еду и пекла хлеб. Находилась в отряде до освобождения Беларуси. Перед освобождением у нас с мамой была возможность в Глуске остаться, но брат сказал: «Возвращайтесь домой, пусть хоть там все и разрушили, а все же это свое». Так мы вернулись в Римовцы, в наше «раскиданное гнездо».

Брат мой погиб 23 апреля в Германии, а 9 мая уже Победу объявили. Как-то в Бобруйске я встретилась с его друзьями-сослуживцами, на глазах которых он погиб. Они стали рассказывать про Сергея, а я в слезы — не хватало мне его по жизни.

После войны я окончила 10-й класс, работала кладовщицей, учетчиком, продавцом. Вышла замуж, родила двух дочерей. Очень радуюсь, когда они ко мне приезжают, так как живу одна. Вот и на годовщину Победы соберемся вместе.

Записала Людмила ЛЮБИМЦЕВА. Фото Сергея ПОДОЛЯКА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.