Бобруйщина — родина спортивных талантов, или история о переходящем знамени

В довоенные годы белорусские деревеньки ничем не отличались друг от друга, разве что названием. В то время работа в сельской местности кипела: с утра до позднего вечера трудились от мала до велика. Каждая семья верила в то, что если сделать больше, то потом можно будет жить лучше.

В одной из таких деревень под названием Калиновка, расположенной недалеко от Бобруйска, в 1932 году родился мальчишка. Родители дали ему имя Алексей. Как только малыш подрос, ему сразу нашлась работа по дому — пасти гусей. По мере того как он рос, ему поручали более ответственную работу, например пасти коров вместе с братом и сестрой.
Однако в 1941 году спокойную мирную трудовую жизнь нарушила война. Алексей Гайшун вспоминает: «Отец ушел на фронт, а маме с тремя детьми пришлось жить в оккупированной немцами деревне. В 1944 году Красная Армия изгнала оккупантов с нашей земли. Вслед за этим событием мама получила похоронку, в которой сообщалось что ее муж, наш отец, погиб во время боев за освобождение Варшавы. Денег после войны не было, жили впроголодь, поэтому я пошел трудиться в колхоз. Брался за любую работу: пахал землю, косил траву на сено и др. В колхозе мужчин было очень мало — много односельчан погибло на войне. В 1949 году, за год до призыва на срочную военную службу, встретил я двоюродного брата — Ивана Афанасьевича Гайшуна, который тогда уже работал пожарным в одной из частей города Бобруйска. Он всегда с любовью и вдохновением рассказывал о своей работе, да так, что я тоже решил непременно стать пожарным. Однако на просьбы взять меня с собой, в город, помочь устроиться, двоюродный брат всегда отвечал: «Мал еще, подрасти чуток». И вот 20 августа 1949 года (день я этот хорошо запомнил) брат, наконец, взял меня с собой в пожарную часть, где я впервые увидел пожарных и боевые, красного цвета, машины… Любопытству моему не было предела, а от увиденного даже дух захватило. На меня как на будущего пожарного вышел посмотреть сам начальник части по фамилии Канценберг. Подойдя ближе, он строго спросил, как зовут и сколько мне лет. Я ответил. А Канценберг произнес тогда: «Молод ты еще, тебе бы поучиться». «Я буду работать и учиться, — выпалил я, — да так, что скоро стану лучшим вашим пожарным, только возьмите на работу!» Канценберг, посмотрев на меня и немного подумав, ответил, что возьмет, но при одном условии: «Я тебе сейчас покажу несколько упражнений по пожарному спорту, и ты хоть одно из них выполнишь не хуже, чем мои подчиненные». Смотрел я на эти упражнения, а у самого только одна мысль в голове вертелась: «Запомнить и выполнить». После пятиминутной подготовки мною один из нормативов был выполнен на «отлично». И вот — всего лишь пять минут назад я был пастухом, а сейчас настоящий пожарный.
До октября 1951 года я работал пожарным, а затем призвали меня служить срочную службу в Москве, в охране Кремля. Демобилизовался в августе 1954 года и уже на пятый день стоял на пороге родной части. Работал я в любую погоду, днем и ночью, ни жара, ни холод не могли помешать заниматься любимым делом. В свободное время я занимался пожарным спортом, оттачивая свое мастерство. И с 1956 года стал принимать участие в городских соревнованиях по пожарному спорту, которые организовывались между пожарными частями. Даже пришлось выступать за сборную Бобруйска в Могилеве.
Наша команда, участвуя в областных соревнованиях, занимала призовые места более тринадцати (!) раз, и семь раз в разные годы мы были первыми. Поэтому переходящее Красное знамя навсегда осталось у пожарных Бобруйщины».
В 1982 году началась военизация пожарных частей — на смену профессиональным пожарным пришли военные. На вооружение в части поступала современная пожарная техника — страна нуждалась в более эффективных средствах борьбы с огнем и другими стихиями. При переходном периоде о знамени все забыли. А спустя более 30 лет пожарный пенсионер Анатолий Терехович, перебирая в своем шкафу вещи, случайно обнаружил это переходящее знамя, про которое за столько лет и сам забыл.
Держа в руках такую реликвию, он, вместе с А.Ф. Гайшуном, своим коллегой по спорту, вспоминали, какие тогда были спортивные баталии, сколько потрачено сил, и ведь не зря — ведь были результаты, да еще какие! Посоветовавшись все с тем же Алексеем Гайшуном, решили они передать это знамя, как символ спортивных побед пожарных прошлых лет, в Бобруйский горрайодел по ЧС. Знаменательно, что передача это произошла накануне 12-го ежегодного открытого турнира по мини-футболу, волейболу и пожарному спорту на кубок председателя Бобруйского горисполкома. А сохранять эту реликвию Тереховичу в далеком 1982 году поручил Николай Корень, легенда и пример для всех бобруйских спасателей. Давая напутствие, Корень сказал: «Толя — ты моложе всех нас, ветеранов, ты смелый и честный. Мы не все увидим какие будут пожарные через 20 или 30 лет, поэтому хотим, чтобы наши достижения в спорте были не забыты и служили только хорошим примером для молодых спасателей». Наказ, полученный от ветерана более 30 лет назаж, Анатолий Казимирович выполнил.
Теперь знамя будет храниться в одной из пожарных аварийно-спасательных частей Бобруйского горрайотдела по ЧС.
Владимир БУТКО,
главный специалист группы
пропаганды и обучения
Бобруйского горрайотдела по ЧС.
Ольга ГРЕК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.