Миром надо дорожить

25 лет прошло со дня вывода советских войск из Афганистана. На Бобруйщине проживает немало людей, которые стали невольными участниками военных событий в той далекой стране. Один из этого числа — председатель Бобруйского районного Совета ОСВОД Виктор КОШЕЛЬ (на фото). Родом Виктор Михайлович из Глусского района, но когда он был школьником, его родители переехали на постоянное место жительства в г. Бобруйск. Учился в СШ № 3. Серьезно занимался легкой атлетикой. С отличием окончил училище № 60 г. Бобруйска. На срочную армейскую службу был призван в 1978 году. Прошел сначала «учебку» в Литве после чего был направлен в 103-ю воздушно-десантную дивизию в г. Витебск.

Виктор Михайлович КОШЕЛЬ
Виктор Михайлович
КОШЕЛЬ

— Все началось в 1979 году. В ночь с 10-е на 11-е декабря нас подняли по тревоге. Это была своеобразная тревога, не боевая и не в дежурном режиме. Все офицеры были уже в роте. Мы убрали парашютно-реактивные системы с БМД и загрузили на них боекомплект НЗ — привычно пересыпая свою речь солдатской терминологией, вспоминает Виктор Михайлович.

В эту пору у него и у товарищей по службе было по 15 прыжков с парашютом Д-6 и хорошая спортивная подготовка. Полк загрузили на платформы железнодорожной станции. В состоянии полной боевой готовности солдаты 10 дней ожидали дальнейшей команды в «Теплом лесу» вблизи аэродрома «Северный». Никто из них не понимал, что происходит. Знали только, что куда-то должны их отправить для участия в боевых действиях. В назначенное время по тревоге были вскрыты секретные пакеты для каждого батальона, где была указана точка базирования. Взвод, где заместитель командира был сержант Кошель, погрузился на самолет АН-12. Мы уходили с аэродрома «Северный». Прилетели в город Орск, дозаправились. Затем приземлились в Фергане. Получили полный боекомплект и только здесь узнали, что летим в Афганистан. Предположения об этом уже были, ведь у нас был свой, «солдатский телефон». Командиры наших полков уже побывали в Афганистане, и мы догадывались, что нас направят туда.

— Виктор Михайлович, вам и вашим друзьям было в ту пору лишь по 19 лет. Вы все предполагали, что вас ждут опасные боевые действия. Какой был настрой у солдат? — интересуюсь у «афганца».

Михаил Кошель лишь с улыбкой пожимает плечами:

— Мы не предполагали. Мы были уверены в этом. Но кто из участников тех событий вам скажет, что он был в опасных боевых действиях, если он вернулся живым? А настрой… Знаете, как силен был патриотизм тех времен? Ребята знали, что идут отстаивать интересы своей Родины. Вопрос «Почему на чужой территории?» тогда еще никого не волновал. Родина сказала своим защитникам: «Надо!», мы ей ответили: «Есть!». Но, уже забегая вперед, скажу, что первые подготовительные действия на территории Афганистана показали, что к боевым действиям в горах мы были не готовы, в первую очередь физически.

Взвод приземлился в Афганистане 25 декабря 1979 года аэродроме «Баграм». Вокруг аэродрома только лысые, серые и безжизненные горы. Время на выгрузку было ограничено. Разгружались прямо на взлетной полосе. Самолеты двигателей не глушили, тут же шли на взлет, им на смену прилетали другие. В 18.00 воины получили боевую задачу, им раздали дополнительный боекомплект гранат. В ночь с 26-е на 27-е декабря отдельной группой крупно-колиберной зенитной батареи при поддержке БМД (бронемашины десанта) были взяты все батареи афганской ПВО (противовоздушной обороны). Советские воины далее пошли маршем на город Кабул, для чего им надо было преодолеть 60-70 км обрывистой, узкой дороги. Попутно были вспышки сопротивления, но они гасились моментально. В 3.00 ночи воины были на месте. Остановились в Кабуле, в районе «Симитхан», между узлом правительственной связи и КГБ Афганистана.

— В чем заключалась ваша задача?

— Об этом надо спрашивать у правительства той поры. А вообще мы выполняли нашу обычную работу, несли службу. Был постоянный контроль за бойцами, за несением дежурств. Расположились в училище коммандос Харби, в казарме с метровыми стенами из кирпича. Там находилась база нашего полка. Оттуда распределялись на отдельные операции. Местные жители к нашему появлению не были готовы. Наше командование объяснило им, чтобы они не переходили границы, отведенные для базирования нашего полка. Были мелкие стычки и серьезные атаки. Жестокие бои шли в Джаллалабадской долине и в провинции Газни, где нам противостояли регулярные части афганской армии, не перешедшие на сторону революции. Потери были с обеих сторон. Осложняли службу климатические особенности. Вечер в горах короткий. Солнце лишь коснется горных вершин и через полчаса после его заката резко холодает. Тяжело было привыкнуть к горным атакам. Воздух в горах разряженный и требовалось время, чтобы адаптироваться. Но уже через неделю интенсивных тренировок солдаты этих особенностей не замечали.

Со своими сослуживцами Виктор Кошель находился в Афганистане на протяжении 6 месяцев. Бытовым условиям молодые солдаты значения не придавали. Отапливали помещения «поларисами» — печами, работающими на солярке. Это чье-то очень хорошее изобретение выручало их холодными зимними ночами. Спали на двухъярусных кроватях, а ближе к дембелю даже матрацы появились. Тяжело было с водой. Редко выпадала возможность нормально помыться. В таких сложных условиях у солдат стали появляться вши, отмечены и случаи тифа. Благодарными словами вспомнил в своем рассказе Виктор Михайлович советских геологов с мраморных разработок, которые как-то раз пригласили к себе солдат в свои душевые.

— Когда на дембель уходили, что чувствовали при этом?

— Какое может быть чувство у солдата, который возвращается домой к маме? Радость, конечно… Но вместе с тем была какая-то недосказанность. Война была неправильной. Вроде бы война, как война — стрельба, атаки, потери. Но при этом не понятно, с кем воюешь. Боевые действия незаметно перешли к тактике ударов из-под тишка. Мой дедушка Отечественную войну прошел. Мы с ним много раз говорили об этом, вспоминали и сравнивали военные события разных времен. Сходились только в одном — основное на войне это труд. Сам бой длится недолго. Но для того, чтоб в бою было меньше потерь и больше положительного результата, надо потрудиться, заранее обдумать все действия, подготовить оружие.

Демобилизовался Виктор Кошель в мае 1980 года. Возвращался к мирной жизни тоже нелегко. Как и большинство «афганцев», рассказывать об этом не любит. Донимали тяжелые воспоминания. Организм, длительное время находящийся в режиме ожидания боевых действий, не может сразу переключиться на иной режим. Но время постепенно сгладило остроту прошлых событий. Вернувшись домой, работал первое время на хлебозаводе, но чувство недосказанности и привычка всегда быть наготове к любым экстремальным ситуациям не давали покоя. Стал заниматься парашютным спортом в Бобруйском АСК. Поступил в БПИ в г. Минске. Учеба и спорт помогли ему преодолеть накопившийся негатив, не утратить себя, как личность. В мае 1985-го, будучи кандидатом в мастера спорта, стал работать в АСК инструктором. Обучал прыжкам с парашютом молодых спортсменов. Многим из них потом тоже суждено было пройти суровую школу Афганистана. На счету самого Виктора Кошеля сегодня 2150 прыжков. В 1988 году стал мастером спорта СССР.

— Виктор Михайлович, порой приходится слышать нелестные отзывы о тех событиях. О целесообразности самой войны, о некоторых организационных моментах. Из прежних разговоров с «афганцами» разных лет службы знаю, что отдельные части содержались на скудном пайке. Однако, известнен и другой факт, что средств на питание отпускалось достаточно. Это действительно так?

— Однозначного ответа быть не может, потому что сами военные действия предполагают лишения, потери. Но недосказанного действительно осталось очень много. Хочу лишь отметить, что во времена моей службы офицер был более раскован в своих словах и действиях. Фронтовики более свободно выражают свои мысли, но не всегда их слышат. Конечно, в экстремальных условиях ярче проявляются все скрытые язвы общества. Помните, было время, когда на обращение к кому-то чину ветеран-афганец слышал в ответ: «Я тебя туда не посылал»? И это мы прошли. И все же думаю, история все равно все расставит по местам. Я в советской школе учился. Помню хорошо уроки истории. Люблю поговорить с фронтовиками обеих войн. Четверть века прошло после вывода советских войск из Афганистана. Это был жестокий урок, но он еще раз показал, что миром надо дорожить.

Валентина МИЛОХИНА.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.