Зов сердца на всю жизнь

Ирина Иосифовна Кохно  с детства привыкла не бояться трудностей. Она родилась в многодетной семье, где никогда особого достатка не было, но это и не было главным. Главным были теплые доверительные отношения, взаимовыручка и чувство надежного плеча близких людей. Так как она была вторым ребенком в семье, сразу после школы устроилась на работу в колхоз «22 съезд КПСС» лаборантом: не могла она позволить себе такой роскоши, как учеба в техникуме или институте, хотя желание получить хорошую  профессию было, тем более, что в школе она училась отлично.

DSC_0018 копияВскоре и замуж вышла, родился сын Руслан. Только вот не заладилась жизнь у молодой семьи, не готов был ее муж быть главой семьи, и молодые расстались. Ирине пережить разрыв с мужем помогли родные. А потом в ее жизни появился Виктор, серьезный, самостоятельный  человек, который сразу же нашел общий язык с Русланом, и за довольно короткий промежуток времени смог стать мальчику другом.  Для Ирины это стало самым главным аргументом в пользу Виктора, когда он ей сделал предложение быть его женой. Ирина согласилась. Виктор работал слесарем на каменской ферме, Ирина по-прежнему лаборантом в колхозе. Вроде, жизнь наладилась, одно не устраивало их — отсутствие собственного жилья. Но вскоре и этот вопрос был снят с повестки дня. Им предложили работу в совхозе Дойничево и сразу же предоставили жилье. У них родился сын Виктор.  Муж, пока не получил инвалидность, работал слесарем на совхозном мехдворе, а Ирина 19 лет отработала на комплексе по откорму КРС оператором.  Своим трудолюбием, ответственностью и порядочностью  заслужила авторитет как у руководства, так и коллег. Не раз была в районе в числе передовиков производства. А потом комплекс расформировали. На тот момент ее родные брат Виктор и сестра Анна уже создали приемные семьи, воспитывали обездоленных ребятишек, и все у них складывалось неплохо. Именно они и предложили Ирине последовать их примеру и взять на воспитание социальных сирот, убедив в том, что никакой «самый продвинутый» детский дом не дает ребенку такого острого ощущения благополучия и душевного равновесия, как семья. Хотя и предупредили, что легко не будет, так как обязательно будет «период притирки».

Ирина Иосифовна вынесла данный вопрос на семейный совет. Мужчины, а сыновья на тот момент уже были взрослыми, ее поддержали. Жена брата Лена рассказала им о Вике, удочеренной одной семьей девочке, которая через какое-то время от нее отказалась. Мотивацией отказа стал ее тяжелый, проблемный характер, из-за чего с ней было слишком много хлопот. Потому и не прижилась она в новой семье. Эта история зацепила за живое Инну и Виктора Кохно. Они решили взять Вику в свою семью, хотя уже знали, что она имеет склонность к воровству и лжи, грубит. Они были уверены в том, что смогут своей любовью и заботой изменить девочку.

— Было  искренне жаль Вику. Ведь для девочки отказ от нее сначала биологических родителей, затем  новой семьи  — большая душевная травма. Ведь Вика — живой и очень ранимый человек, только маленький. Нам так хотелось поддержать малышку, — говорит Ирина Иосифовна. Брат и сестра заверили ее в том, что всячески будут ей помогать. Так как Вика  была удочерена, она носила фамилию своих новых родителей и отчество своего нового отца, потому Ирина и Виктор не смогли  сразу стать приемными родителями для девочки, а оформили опеку над ней. Это был декабрь 2005 года. Старший сын уже был женат, младший жил вместе с ними.

В первые дни проживания Вики в их семье Ирина и Виктор поняли, что легко им с ней не будет. Она врала, подворовывала, совершала поступки, которым Ирина и Виктор не могли найти обоснования. Настоящий шок они испытали, когда Вика попыталась разжечь костер в зале на ковре. Еще больше проблем стало, когда девочка пошла в первый класс Глушанской школы. Конфликты с детьми, педагогами были для нее привычным делом, общепринятые правила поведения были не для нее. Когда у нее спрашивали зачем она совершила тот или иной поступок, она дерзко отвечала: «Мне так хочется». Знакомые и друзья, педагоги,  советовали Ирине и Виктору отказаться от Вики, но, приняв ее в свою семью, они посчитали, что это будет самым большим предательством в отношении ребенка. И когда судом ей  вернули фамилию биологических родителей, они стали ее приемными родителями.

— А если бы свой родной ребенок был проблемным, разве бы мы смогли от него отказаться? Конечно же, нет! И когда мы принимали Вику в свою семью, знали, на что идем, и, столкнувшись с проблемами, не могли дать задний ход. Да и сами подумайте — ведь ребенок не игрушка и не платье, которое, если что не так, в магазин можно вернуть, поменять, — говорит Ирина Иосифовна. — Всем нам больно, когда нас отвергают. А малышу, с которым это происходит не в первый раз — больнее во сто крат.

Родители старались найти подход к Вике, не требуя от нее  слишком многого. Их сыновья также относились к приемной сестричке  с любовью и заботой. Все были уверены, что она еще проявит себя с лучшей стороны, и старались относиться к ее, не поддающимся здравому осмыслению поступкам, с понимаем, ища им обоснование. Они всем своим поведением старались дать понять Вике, что любят ее  просто так, а не за что-то, не предъявляя ей завышенных требований, понимая, что они для девочки с ее неустойчивой психикой слишком серьезное испытание. И когда у нее окончательно разладились отношения с одноклассниками в Глушанской школе, они приняли решение перевести ее в Каменскую, где учились приемные дети брата и сестры Ирины. Они-то и взяли Вику под опеку. Учителя, которые знали историю девочки, отнеслись к ней с пониманием и чуткостью, проявили весь свой педагогический талант для того, чтобы она почувствовала себя в школе равноправным членом коллектива, а не изгоем. И в результате постепенно Вика оттаяла. Перестала  воровать, врать. И это уже была победа.

Когда Вика попросила, чтобы они взяли в семью ей сестричку, Ирина и Виктор, посоветовавшись с сыновьями, взвесив свои силы, приняли решение удовлетворить ее просьбу.

В Михалевском социальном приюте они познакомились с Машей, которая на тот момент училась во втором классе. Девочка уже успела  пару раз съездить в Италию, и итальянская семья обещала забрать ее к себе на постоянное место жительства. Но вступило в силу новое постановление Совета Министров, касающееся вопросов усыновления детей, согласно которому Маша не подходила к международному усыновлению. Девочка  характеризовалась как спокойный и уравновешенный ребенок. Это, конечно же, понравилось Ирине и Виктору, а то, что она во втором классе не умела читать и писать, не испугало. Они были уверены, что все упущенное в учебе смогут наверстать, было бы желание. И, забегая вперед, скажу, что им это удалось. Маша сегодня учится в десятом классе. По успеваемости она в «середнячках», старается не подводить своих приемных родителей. Девочки подружились с самого первого дня проживания под одной крышей. Вика стала значительно спокойнее и уравновешеннее, старалась равняться на свою старшую сестричку — Маша на два года  старше.  Обе девочки любят участвовать в концертах художественной самодеятельности, которые организовываются в местном клубе, на «ты» с компьютером. Сегодня они для своих родителей большие помощницы: сами убирают квартиру, моют посуду, могут приготовить покушать и накормить всю семью, помогают и на участке, по хозяйству, стирают, гладят, шьют, причем, стараются одна перед одной сделать все как можно лучше, добиваясь слов похвалы от родителей. Тем более квартира у них увеличилась за счет расширения, хозяйство большое, есть где применить свои умения, есть о ком заботиться. Девчонок приучают ко всему, что может пригодиться в жизни, что обязательно поможет создать свои крепкие и надежные семьи.

— Они у нас умницы! Сегодня одна посуду моет, завтра другая. Сами распределяют, кто что делает. Забот и хлопот, конечно, очень много, и мы стараемся девочек к ним приобщать,  чтобы во взрослой жизни им не было сложно. Я однажды приболела, они всю домашнюю работу  сделали и мне кушать принесли в комнату. Я теперь за них спокойна — не пропадут, — говорит Ирина Иосифовна.

— Трудно? — задала я ей вопрос. Женщина в ответ улыбнулась:

— Бывает по-разному: и легко, и очень трудно, а еще бывает и так, как мы вообще не предполагали. Вот, например, Вика сказала людям, что мы ее обижаем. Тут уж мы обиделись  — как же так?! А она только улыбается, дескать, я пошутила. А нам, честно сказать, эта ее шутка так неприятна, мы ведь девочкам  душу отдаем…

— А интересуются ли биологические родители судьбой своих дочерей? — поинтересовалась я.

— Можно сказать, нет. Сложная семейная ситуация сложилась у Маши. Ее мама родила восемь детей, но все они из-за ее разгульного образа жизни оказались ей не нужны. Когда у нее изъяли шестеро старших детей, она родила еще двоих, но и их воспитанием ей заниматься было некогда, и потому она от них отказалась. Дети были помещены в госучреждения. Маша очень болезненно это переживала. Мы возили ее в дом малютки, где она смогла увидеть малышей, даже сфотографировалась с ними. Можно представить, какую душевную боль испытала Маша, если после встречи с малышами сказала, что никогда не простит своей биологической матери того, что она предала и этих своих детей… Однажды биологическая мать позвонила Маше, она ей ответила: «Если бы ты не бросила моих младших братика и сестричку, я бы, может быть, тебя простила. Но ты их предала, как когда-то нас, а предательства я не прощаю. Не звони мне больше. У меня есть мама и папа…»

В прошлом году вдруг объявился отец Вики, который до этого сидел в тюрьме и ни разу не поинтересовался судьбой дочери. Когда он позвонил, девочка ему так же ответила: «У меня есть мама и папа, не звони мне больше»… А я еще раз убедилась, насколько ранимы и обидчивы наши дети, и насколько остро реагируют они на предательство со стороны самых дорогих им людей — биологических родителей.

— Многие люди предосудительно относятся к социальным сиротам, считая, что наследственность все равно рано или поздно даст о себе знать. Как вы относитесь к этому суждению?

— Нельзя ни на одном ребенке ставить крест, — утверждает Ирина Кохно. — Мы взяли девочек, когда одной было шесть лет, второй — восемь. Конечно, были сложные периоды, иной раз даже руки опускались. Но сегодня я точно могу сказать, что главное во взаимоотношениях с приемным ребенком — любить и стараться понять его.  И воспринимать его как своего, а не “государственного”, с плохой наследственностью, которого можно сдать обратно, как в магазине не подошедший товар.  Нужно, прежде всего, любить ребенка, доверять ему и уметь выслушать. Это твой ребенок, родил ты его или нет. И он должен это чувствовать. И только тогда вы будете единым целым. И вам не нужно будет искать причину для того, чтобы отказаться от счастья материнства, а потом говорить про генетику, плохое общество… Мне приятно слышать от Маши, вроде бы, избитую фразу: не та мать, что родила, а та, что воспитала. А знали бы вы, как тепло становится на душе, когда они называют меня «Мама»….

— Чтобы вы посоветовали тем, кто решил создать приемную семью?

— Взрослым нужно хорошенько подумать, взвесить свои силы и возможности, прежде чем пригласить чужого ребенка в семью. Это должна быть не прихоть, не дань моде, не простое «хочу», а зов сердца, причем на всю жизнь. Легко не будет в любом случае. Если вы готовы  принимать ребенка таким, каков он есть, со всеми известными и неизвестными проблемами, если готовы  проживать с ребенком и трудности, и неудачи, то  у вас все получится. Просто на первых порах нужно стиснуть зубы и перетерпеть. Тяжело месяц, два, полгода, а потом, действительно, детишки становятся родными. И мне кажется, что очень многие способны принять чужого ребенка, полюбить его как родного. Не надо бояться этого! Выбор ребенка — это как рождение! Увидел…и все, это твое. А потом — счастье, что у тебя они есть, твои дети. Когда наши девочки летом уезжают в Италию,  мы по ним очень скучаем. Они уже неотъемлемая часть нашей жизни, они нам стали родными. Так что не надо бояться искать СВОИХ деток! Просто аист их не потому адресу отнес, надо их найти, —улыбается Ирина Иосифовна. — Не бойтесь слушать свое сердце! И если у ребенка, к которому потянулась ваша душа, есть отклонения со здоровьем или в поведении, все же примите его в свою семью. Ваши забота и теплота обязательно сделают свое дело, и еще на одного счастливого человека станет больше.

Елена БЕГУНОВИЧ.

Фото Дмитрия БЕГУНОВИЧА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.