Чувства пронесли через года

Когда в газете дебютировала премьера рубрики «Счастливы вместе», в редакции раздался звонок от жителей поселка Ленина. Они попросили написать о замечательных людях — семье их главного агронома Анатолия Ивановича Володькина. Дескать, и сам глава семьи, и его супруга Ольга Ефимовна, люди, достойные уважения и почета, и дети у них настоящими людьми выросли. Естественно, этот звонок без внимания мы оставить не могли.DSC_0068

…Ольга Костюченко родилась на Славгородчине в многодетной семье. Жили небогато, поэтому родители с детства приучали детей к труду. Учиться Ольге нравилось, тем более, что учеба давалась ей легко, 7 классов закончила на отлично, но продолжить образование сразу не смогла — нужно было работать и помогать семье. Устроилась на работу на ферму, потом ее перевели в полеводство. Старательность ее заметили сразу, и назначили звеньевой по выращиванию кукурузы. Девчата  подобрались одна в одну — работящие, ответственные, и вскоре добились отличных результатов — урожайность кукурузы по их звену оказалось самой высокой в стране. Ольгу Ефимовну наградили медалью. Ей очень хотелось получить хорошую профессию, и отец пошел к председателю колхоза, чтобы отпустил дочку учиться в Жиличский совхоз-техникум. Тот  долго не соглашался — девушка была гордостью хозяйства, но настойчивые уговоры отца подействовали и Ольге дали необходимую справку. Она поступила в техникум  на зоотехнический факультет.

Приехала в Жиличи, заселилась в общежитие, и жизнь показалась ей чуть ли не раем:

— Я уже так успела наработаться до поступления, а тут только учеба да общественная работа… — говорит  Ольга  Ефимовна.

Анатолий Володькин сам с Кировского района. Маму свою не помнит, отец у него тоже умер рано, мачехе же он не был нужен. Его всегда поддерживали добрые люди и словом, и делом. Потому он и десятилетку смог окончить, и в Жиличский совхоз-техникум поступить. К сироте, который очень хотел учиться, отнеслись в техникуме с пониманием, и старались дать ему возможность подработать. В летне-осеннее  время он сторожил сад, выполнял также и другие оплачиваемы работы. И читал, читал запоем. Однажды он увидел, что мимо сада идут девушки. Перегородил им дорогу, шутливо насупил брови:

— Где живешь? — обратился к маленькой, худенькой девчушке с веселыми глазами.

— Против неба на земле! —звонко рассмеялась она, и, гордо вскину голову, подхватив подружку под руку, ушла. А Анатолий почувствовал — дрогнуло его сердце. Ему не составило труда, вычислить, откуда эта веселушка, острая на язычок. Пришел к общежитию, где жили девушки, и увидел ее в окне. Вычислил номер комнаты, а дальше было дело техники. Познакомившись с Ольгой, он понял, какое большое  и доброе у нее сердце. Она, узнав, что он сирота, взяла над ним шефство, а он впервые почувствовал искреннюю заботу человека, которому было не безразлично — покушал ли он, как одет, как выглядит. Ему была приятна эта забота, и он отвечал Ольге тем же.  После первого курса Ольгину группу для дальнейшей учебы перевели в  Речицкий техникум. Хоть и говорят, что расстояние не сближает, Ольга и Анатолий не боялись предстоящей разлуки, ведь за расставаньем, как они считали, обязательно будет встреча. И первая встреча для Ольги  стала большим сюрпризом. Она  в тот день на рассвете уехала с отцом заготавливать дрова, вернулись домой почти за полночь, а дома ее ожидал Анатолий, который приехал к ней за 90 км… на велосипеде. Плохо им было друг без друга, одиноко, и Анатолий сделал любимой предложение стать его женой. Конечно же, она согласилась. Только поставила условие, что в замужестве останется на своей фамилии, обосновав свое желание тем, что у них в семье четыре девочки, и если все возьмут фамилии мужей, то исчезнет фамилия ее семьи. Естественно, Анатолий согласился. Диплом Ольга получала, уже имея маленькую дочь Леночку, защитила на отлично, и получила красный диплом.

Свою трудовую биографию они начали писать в совхозе «Реста» Чаусского района. Правда, поработали там не долго. В  хозяйстве начали проводить сокращение, а так как их ничего там не держало —жилья не было, молодая семья решила уехать. В Бобруйске у них жили родственники, потому решили поискать  счастья  в Бобруйском районе. На автовокзале Анатолий подошел  к расписанию движения автобусов, и его глаза  остановились на графе «п. Ленина», куда 6 раз в день ходил автобус. Тут как раз и автобус подоспел. Прикинул, что успеет вернуться к вечеру в город, купил билет и поехал в  поселок Октябрьский. Директор совхоза Ленина принял его тепло. Узнав, что он дипломированный агроном, предложил парню место бригадира комплексной бригады. Согласился. И не прогадал. Бригада была небольшая, работали в ней староверы.

— Над ними стоять не нужно было — они работали честно, быстро, хорошо, не считаясь с личным временем, когда нужно было выполнить какую-то работу, — вспоминает  Анатолий Иванович. — Я многому у  них научился.

Да и сам он работал с полной самоотдачей. И вскоре руководство хозяйства перевело его бригадиром полеводческой бригады в Бояры. Участок работы увеличился во много раз. Он уходил на работу на рассвете и возвращался поздно вечером. Ольга же, кроме работы в Бобруйском райпо, занималась обустройством их нехитрого быта. Они  жили в малюсенькой комнатушечке, где  даже места не было для второй  детской кровати —старшая Лена спала на кроватке, а для младшей, Гали,  составляли стулья и укладывали ее там спать. Готовила из самых простых  продуктов вкусную еду.

— Я на помощь по дому со стороны мужа особо и не рассчитывала. Видела, как много он работает, как устает. Все старалась сделать сама. А подросли дети, они стали мне во всем помогать, — говорит Ольга  Ефимовна. А Галина, дочь, с улыбкой вспомнила, как однажды мама, встретив отца, забежавшего домой, спросила: «Ну что, квартирант, покушать хоть успеешь?».

Старания Анатолия Ивановича дали свой результат. Показатели работы его бригады были самые высокие. И в 1972 году ему предложили стать главным агрономом. Опыт работы у него уже был большой, багаж знаний — не меньший. На тот момент  он уже получил высшее образование, закончив Горецкую сельскохозяйственную академию.  А.Т. Глаз, который приехал в хозяйство для разговора с ним, заверил, что в его лице  Анатолий Володькин найдет союзника. И, как сейчас вспоминает Анатолий Иванович, Анатолий Тихонович сдержал свое слово, помогал всегда и во всем, поддерживал все инициативы и начинания главного агронома совхоза Ленина. На тот момент главным профилем хозяйства было овощеводство. Выращивали капусту, морковь, свеклу, огурцы и другие овощи, и урожаев добивались высоких. Не раз занимали первое место в республике по урожайности капусты, яблок — сад в совхозе был молодой, за ним был профессиональный уход.

— Что характерно, не было у нас в хозяйстве лодырей и лентяев, горьких пьяниц, — вспоминает Анатолий Иванович. — С азартом люди работали, на совесть, был  здоровый дух соперничества, от технологий старались не отходить, потому и процветало хозяйство. Народ уважал своих начальников, и если, уж, главный агроном сказал делать именно так, а не иначе, то это для полеводов и овощеводов было не обсуждаемое руководство к действию. А главный агроном, работая  с раннего утра до ночи,  еще умудрялся и книги по агрономии читать, с новыми технологиями выращивания овощей и других культур знакомился, к родному хозяйству  все старался применить. И, самое  главное, люди, видя высокие результаты  работы, старались работать еще лучше.

— Мне всегда везло на хороших людей, что на начальников, что на подчиненных, — не без гордости говорит Анатолий Иванович. — Это ведь так важно, когда со всех сторон тыл, тогда есть уверенность в себе и своих силах.

Дома у него тоже был надежный тыл.  Для него Ольга была и безгранично любимой и любящей женщиной, и замечательной мамой  их детям — двум  дочерям, Лене и Гале, и сыну Юрию, и непревзойденной хозяйкой. А, самое главное, она была ему другом, самым близким и надежным. Постепенно улучшались жилищные условия семьи. И в каждом новом доме Ольга Ефимовна умудрялась создать  уют,  там  просто блестело чистотой, а с кухни всегда вкусно пахло едой. Она знала, что у мужа ненормированный рабочий день, что обед у него никогда не бывает по расписанию —такой уж трудовой ритм жизни он для себя выбрал, и потому, коль уж получилось у него попутно забежать домой  на пару минут перекусить, потому, пока он моет руки, на столе уже должна стоять еда. На огороде у Ольги  Ефимовны также всегда был идеальный порядок. Мало того, имея мужа агронома, она старалась все выращивать по технологии, и у нее родило на участке все! А сколько цветов она высаживала вокруг! Ни один клочок земли не гулял. Дети, глядя на родителей, видя, как их уважают на селе, старались никогда и ни в чем их не подводить. Девочки в школе учились на отлично,  Юра — на хорошо и отлично.  Были активистами, первыми во всех делах.

— Мы же были дети  главного агронома, и этот статус ко многому обязывал. Папу очень уважали, большим уважением пользовалась мама, и мы даже тень не могли бросить на их безукоризненную репутацию, — говорит их средняя дочь Галина.

— А когда успевал воспитывать вас отец, если он все время был на работе? — спросила я ее.

— Нам не нужны были нравоучения и морали. Нас  воспитывали личным примером. Наши родители добросовестно относились ко всему, в работу вкладывали душу, мы никогда не слышали, чтобы они разговаривали на повышенных тонах или, хуже того, ссорились. Папа не пил и не курил. Наши родители относились друг к другу трепетно и очень уважительно. Мама всегда следила за тем, чтобы папа хорошо выглядел, был аккуратно одет. Он ведь даже  на поля выезжал  в туфлях и костюмчике, — вспоминает Галина. — А еще у нас всегда было большое хозяйство. Мы ведь с Леной высшее образование получали практически одновременно —Лена училась в Витебском мединституте, я — в Минском пединституте им. М. Танка. Родители всегда нам старались напаковать сумки так, чтобы мы ни в чем не нуждались. Я приезжала часто, благо, Минск недалеко, сестра редко — Витебск дальше. Но мама с папой находили варианты регулярно отправлять ей продукты с оказией. За что мы им очень-очень благодарны.

Время летит неумолимо. И когда пришло время уйти на заслуженный отдых, Ольга Ефимовна и Анатолий Иванович в полной мере смогли уделять внимание друг другу и детям, а затем и внукам.  В их жизнь вошел размеренный ритм. Но и на пенсии они не сидят без дела, все хлопочут по дому, по хозяйству.

За годы их жизни мало что изменилось. Разве только здоровье у Ольги  Ефимовны дало сильный сбой. Когда врачи констатировали у нее  инсульт  и сказали родственникам, что она  вряд ли сможет противостоять болезни и встать на ноги, никто из родных в это не  поверил. Никто даже представить себе не мог, что всегда подвижная, никогда не сидящая без дела Ольга Ефимовна, душа их семьи, может просто сдаться. Лена, зав. аптекой в Бобруйске, нашла дефицитное лекарство, которое должно было облегчить страдания дорогого им человека и стать отправной точкой к поправке. Любовь родных, лекарства и огромное желание женщины встать на ноги, сделали свое дело — она пошла на поправку. Все удивлялись, откуда в этой хрупкой женщине такая огромная сила воли. Логопедами при восстановлении речи были дети, навыки чтения восстанавливали по букварю и детским книжечкам. Постепенно стали слушаться руки и ноги. И как только Ольга Ефимовна худо-бедно встала на ноги, потребовала, чтобы ей принесли пылесос и взялась по привычке наводить безукоризненную чистоту в своем доме. Потом вышла на огород, окинула все хозяйским взглядом и, засучив рукава, взялась за работу.  Муж, дети вздохнули с облегчением — в этом она вся, их мамочка и жена — раз взялась за дело, значит, все в порядке.

Анатолий Иванович старается беречь любимую женщину, старается предугадать планы  Ольги, и быстренько выполняет эту работу сам, чтобы она не перенапрягалась. Но она все равно находит дело своим трудолюбивым рукам. До  сих пор все родные собираются на праздники в родительском доме, и Ольга Ефимовна такой стол накроет, на котором все блюда поражают и красотой, и вкусовыми качествами.

— Иногда бы и прилег с книжечкой в руках, да понимаю, что если не сделаю я, пойдет моя Оля работать, а ей ведь большие физические нагрузки во вред, — признается Анатолий Иванович. — Я ведь без нее своей жизни не представляю. Ольга для меня и мамой по жизни была, и жена она самая лучшая. И за детей я ей очень благодарен. Не стыдно за них. А ведь это она их вырастила — я ведь весь был в работе. Уходил — они еще спали, приходил — они уже спали. Я Ольгину боль душой и телом  чувствую.

— Это точно, — подтвердила Галина. — Мы уже сколько раз  наблюдали, что где бы папа ни был, а в  этот момент маме становится плохо, он сразу звонит нам и  говорит, чтобы мы срочно ехали  к маме — ей плохо. Приезжаем — точно плохо. Через какое-то время появляется папа. На нем тоже лица нет. И сейчас знаем, если звонит папа, что плохо маме, мы понимаем, что помогать нужно обоим. Это удивительная связь, такая, говорят, существует у близнецов…

Когда нужно было сделать фото для газеты, Ольга Ефимовна опытным глазом окинула мужа, поправила ему волосы, одернула свитер, и улыбнулась:

— Все, можно фотографировать.

А он посмотрел на жену таким влюбленным и благодарным взглядом, что, честно сказать, я им по-доброму позавидовала —такие искренние чувства, проверенные годами, встречаются, к сожалению, не часто.

Елена БЕГУНОВИЧ.

Фото Сергея ПОДОЛЯКА.

2 thoughts on “Чувства пронесли через года

  • 17.11.2013 в 11:35
    Permalink

    Хотя уже прошло около 30-ти лет как я уехала из савхоза Ленина но эту пару узнала сразу.Более того хочу сказать что Ольга Ефимовна совсем не изменилась все та-же искристая улыбка.Здоровья Вам крепкого и долгих лет жизни на радость Вашим детям и внукам

    Ответ
  • 17.11.2013 в 19:58
    Permalink

    Спасибо Елене Анатольевне Бегунович за прекрасную статью и теплые слова, она сама очень добрый и отзывчивый человек, и дарит это тепло другим.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.