Она защищала Родину

Днями состоялось приятное событие — председатель Совета ветеранов Бобруйского района В.М. Корбут и председатель Вишневского сельского Совета Н.Н. Ревенков поздравили с 90-летним юбилеем  жительницу д. Стасевка, ветерана Великой Отечественной войны  А.А.Старцеву (на снимке в центре). Эта невысокая, щупленькая женщина, на жизнь которой выпало столько испытаний, что их бы с лихвой хватило не на одного человека, с годами не утратила жизненную энергию, продолжает вести активный образ жизни. А вот о войне без слез вспоминать не может.

Родилась Анна Антоновна в д. Стасевка. Старшая из троих детей, она стала первой помощницей родителям, на ней лежала ответственность за младших детей, пока мама с папой работали в колхозе, присматривала за домашней скотиной. Жили небогато, и после окончания 4 классов местной школы девочка пошла на свой хлеб — устроилась вышивальщицей в только что открытый вышивальных цех. Ее мама, рукодельница на все руки, научила дочь тонкостям вышивки, и вскоре она стала одной из лучших работниц цеха. Только девушке очень хотелось увидеть более яркую и красочную жизнь, и пути-дорожки привели ее в  Сортавало, город Карело-Финской ССР, расположенный на северном берегу Ладожского озера в 259 км от Санкт-Петербурга. Это было в 1939 году. Работала в колхозе на уборке урожая. Техники не хватало, поэтому приходилось серпами жать выращенный хлеб, до заморозков убирали овощные культуры. Летом жара стояла неимоверная, осень одарила проливными дождями. Труд в прямом смысле слова был каторжным. Тогда-то и пришло осознание того, что легкого хлеба нет нигде. Но выбор был сделан, а отступать Анна не привыкла. И какими бы уставшими не были молодые люди, они все равно собирались, чтобы пообщаться, потанцевать, спеть любимые песни и просто помечтать о светлом будущем, которое, они были уверены, не за горами. И никто даже предположить не мог, что вскоре многим из них придется надеть шинели и взять в руки оружие, чтобы защищать любимую Родину от фашистов, вероломно напавших на СССР в 1941 году. Анна сразу же была призвана на оборонные работы. Мама плакала, провожая дочь, которая напоминала тоненькую тростиночку, совала ей в руки узелок с хлебом и рыбой, а девушка была уверена, что очень скоро война закончится, и она вернется домой. Сутками, с минимальными перерывами на короткий сон, копали противотанковые рвы, строили ограждения.

— Перед нами поставили задачу, что враг не должен пройти, все трудились , не покладая рук, — вспоминает женщина сегодня. — Нам выдали не только лопаты, но и винтовки. Показали, как нужно стрелять. Мы уже практически выстроили оборонные рубежи, когда к нам приехал полковник и дал приказ отступать. Отступали до Выборга, потом пешком добирались до Ленинграда. Чего только не насмотрелись! В Ленинграде нам предоставили вагоны и отправили в Вологодскую область в колхоз «Подлесский». Нам объяснили, что фронту нужен хлеб, и наша цель — убрать выращенный урожай до последнего зернышка. Была всего одна косилка, которой убрать весь хлеб было просто невозможно. Так мы днем косили косами, жали серпами, а ночью молотили. Председатель дал нам 4 подводы и сказал возить хлеб для сдачи за 40 км от колхоза… Молодежь мечтала попасть на фронт, мы не раз обращались в военкомат.

В 1942 году Анне наконец-то пришла повестка. Мама в слезы. Она уже проводила на фронт мужа и сына,  а тут еще и дочь… Анна обняла маму, прижалась к ней и пообещала вернуться живой. Новобранцев привезли в Москву в Чернышевские казармы, а уже через несколько дней Анна была зачислена в зенитно-артиллерийский взвод, который дислоцировался возле Москвы.

— Наш взвод за годы войны неоднократно менял позиции. А это значит, что каждый раз вновь надо было рыть окопы, устанавливать различные заграждения. Служила я, благодаря своему острому зрению, на приборе первого номера — отслеживала самолеты на расстоянии 9  км. Позже нам дали прибор третьего номера, дальность отслеживания — 12 км. Мы вместе с моей  напарницей вели круглосуточное наблюдение и обязаны были опознавать как немецкие, так и наши самолеты. Во время одного из налетов  погиб наш командир. Назначили нового, который принял решение направить меня на обучение, чтобы я выучилась  воевать на 186 миллиметровой пушке. Я все быстро освоила. А потом началось долгожданное отступление немцев.  Мы получили приказ передислоцироваться. Загрузили орудия в вагоны, затем — боеприпасы. Один снаряд к моему орудию был весом 16 кг, в ящике их по 4. Таскала ящики в два с половиной раза большего своего веса. Но мы ведь знали — надо. Потом пришел новый приказ — наш полк направили в Японию. Добрались до Маньчжурии, только окопались, орудия установили, нам дали приказ сняться и продвинуться вглубь Японии. Велись ожесточенные бои. Наши взяли в плен очень много солдат японской армии. Все говорили о том, что близится конец войне, и когда Япония капитулировала, нашей радости не было предела. Все мечтали о возвращении домой. Но это было проблематично, потому что железные дороги в большинстве своем были взорваны, и наши солдаты их восстанавливали…

Демобилизовалась Анна Антоновна в 1945 году в Японии. Добрались до Маньчжурии, и уже оттуда в Сортавало. Одна прохудившаяся шинелька да сапоги изношенные — все, чтобы у нее. Мама, которой она обещала вернуться, не встретила ее — от пережитого горя она сошла с ума. Отец и брат еще не вернулись с фронта. Нужно было одной начинать строить свою жизнь под мирным небом. Прочитала объявление, что на лесоразработки требуются рабочие. Анна Антоновна устроилась в строительную бригаду. Строили казармы для военных. Работа была тяжелая. сколько тонн груза приходилось перетаскивать на своих плечах! Потом ее пригласили  на строительство хлебозавода.

— Фундамент строили из булыжников, которые таскали вручную. А работали в основном женщины. Но выбора-то у меня не было. 15 лет отработала в этой организации строителем, переходя с объекта на объект. Потом получила письмо от сестры, которая жила в Сибири, с приглашением приехать к ней. Я сорвалась с насиженного места и поехала. Но корни там не пустила, а вот в Узбекистане, куда меня дальше забросила судьба, пришлось поработать. Люди там хорошие, сердечные. Обучилась малярному делу, да так и проработала до пенсии, — вспоминает Анна Антоновна.

Все эти годы рядом с ней был муж, Григорий Никитович. Человек хороший и добрый. Бог не дал им деток — сказалась непосильная для женского организма работа, но в их семье были мир и согласие. И когда, выйдя на пенсию, Анна Антоновна однажды предложила мужу переехать на ее Родину в Стасевку, он без особых раздумий согласился. И 20 лет назад они вернулись на малую родину Анны Антоновны, где и обосновались. Устроились на работу в местное хозяйство. Обустроили уютный домик, занялись хозяйством, огородничеством. Без дела не сидели. И сегодня, в 90 лет,  Анна Антоновна в идеальном порядке содержит свой участок, где и цветы растут, и овощи.

— Я всю жизнь выполняла тяжелую работу, и вот до каких годков дожила, — улыбается Анна Антоновна. — Не бойтесь в этой жизни работы, нужно чтобы она вас боялась, — пожелала ветеран на прощание.

Дмитрий БЕГУНОВИЧ.

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.