Человек, знающий цену миру

Ни сам Афанасий Иосифович, ни его родные и близкие не могли когда-то и предположить, что линия его судьбы окажется такой непредсказуемой и сложной, богатой на крутые и опасные повороты.

Родом А.И. Пронин из Орловской области. В 1936 г. окончил местный электромеханический техникум, уехал работать в г. Мариуполь. В 1940-м по комсомольскому призыву ушел служить на флот. В Кронштадте  успел лишь окончить курсы на химинструктора, когда началась война. В то время у него уже было флотское звание старшины 2-й статьи. В первый бой Афанасий Иосифович вступил в июле под Выборгом. Там был один небольшой островок, который надо было держать, чтобы немцы не могли его взять. А сколько таких боев ожидало его впереди! Островки имели огромное стратегическое значение для обеих воюющих сторон. Вражеской армии было бы проще, захватив небольшой участок суши на море, вести наступление на Кронштадт, а затем и на Ленинград, поэтому сражения за них шли ожесточенные. Приказом командующего фронтом маршала Жукова все суда в Кронштадте и Ленинграде были поставлены на прикол, а моряков отправили на берег защищать Ленинград. Немцы душили город голодной блокадой. Нелегко приходилось и морякам, пытавшимся его отстоять. Давали им по 300 грамм хлеба, крохотные порции обеда — ровно столько, чтобы у бойца хватало  сил не уронить оружие. У подводников, курсировавших в эти дни прибрежные воды, паек был больше, но и риск больше. Каждый из них знал, что очередной раз погружаясь под воду, он может остаться там навсегда. Бои за острова шли с переменным успехом. Они были для  фашистской армии лакомым кусочком, то и дело переходили из рук в руки. Сражались воины не на жизнь, а на смерть, тяжело было видеть, как гибли товарищи.

В одном из сражений, когда советские моряки прорывались из окружения, из отряда в 300 человек живыми остались только 28. Немцы продвигались вглубь острова широкой колонной. Афанасий Иосифович, затаившись в укрытии вместе с другими моряками, с пулеметом-«максимкой» подпустил колонну метров на 30, затем открыл шквальный огонь. Держал вражеское войско, сколько мог. Когда закончились боеприпасы, пришлось отступать, а это было еще тяжелее. На занятом немцами и финнами острове смерть подстерегала на каждом шагу. Во время отступления Афанасий Иосифович потерял сознание, отстал от товарищей. Очнулся от слепящего солнца. Пробирался на восточную часть острова, то и дело встречая финнов. Они очень хорошо ходили на лыжах, появлялись неожиданно, словно из воздуха, и Афанасий Иосифович едва успевал прятаться за торосами или падал на снег, укутавшись в маскхалат.

Среди зимы, в лютые морозы, он не чувствовал холода. Экипировка у советских моряков была на уровне: толстый бушлат, под ним теплая шуба, сверху маскхалат, да выдали каждому простыни, чтобы надежнее маскироваться в снегу.  Во время перехода на обессилевшего моряка налетел вражеский самолет, открыл огонь, но не попал. Долго кружил, завывая мотором, над лежащим на белом полотне снега беспомощным человеком. Что мог сделать моряк с одной лишь винтовкой в руках в поединке со стальной крылатой машиной? Самолет сбросил несколько мин. Они оглушительно разорвались где-то почти рядом, но вреда не причинили. Так Афанасий Иосифович шел весь день и всю ночь, не отдыхая. Спать было нельзя, одежда хоть и теплая, но без движения можно было замерзнуть, да и немцы с финнами рыскали повсюду. По пути Афанасий Иосифович увидел лежащего на снегу матроса. Парень был едва жив. Сам чуть стоящий на ногах, Афанасий Иосифович поднял его и потащил на себе. С ближайшего маяка, куда еще не добрались немцы, их увидел советский дозор, и навстречу чудом выжившим людям была отправлена повозка с лошадью. Это спасло жизнь обоим, потому что остававшиеся до маяка несколько километров они могли бы и не дойти.

После войны Афанасий Иосифович не смог расстаться с морем и остался служить на флоте. Продолжил обучение в высшем военно-морском политическом училище им. Жданова. Ему было присвоено звание берегового лейтенанта. Служил он в 3-й бригаде траления, в других частях, в штабе Рижской военно-морской базы, в дивизии подводных лодок. В целом беспокойной службе на флоте Афанасий Иосифович посвятил 19 лет, демобилизовался в 1959 г. Человек, имеющий немало заслуг перед Родиной, вправе рассчитывать на спокойную старость, но так уж сложились обстоятельства, что защитнику Отечества на склоне лет снова пришлось выдержать ряд атак. На этот раз ветерану пришлось воевать с бессердечием высокопоставленных чиновников. До 1992 г. супруги Пронины проживали в Риге, в двухкомнатной квартире. Когда Советский Союз распался, местные власти попросту выставили его за дверь. Однажды к ним в квартиру вошли двое людей в полицейской форме и один человек в штатской одежде. «Гражданин Пронин, у вас есть ордер на эту квартиру?», — задали вопрос вошедшие. Афанасий Иосифович предъявил им все имеющиеся у него на квартиру документы. Человек в штатском разорвал ордер в мелкие клочья и бросил их под ноги пенсионеру. «Даем вам месячный срок на то, чтобы освободить квартиру. Можете найти себе где-нибудь подвал или чердак», — с этими словами все трое удалились. В те годы не один Афанасий Иосифович попал в такое сложное положение. Пробовал искать выход, добиваться справедливости, но тщетно. Жена его, уроженка Беларуси, настояла на том, чтобы вместе они уехали на ее родину.

Супруги Пронины поселились сначала у родственников в д. Новоселки Бобруйского района, подали документы на оформление белорусского гражданства. После решения всех вопросов о гражданстве в 1998 году им была выделена двухкомнатная квартира в пос. Туголица. После пережитой тяжелой военной юности и потрясений, связанных с событиями 1992-го, Афанасий Иосифович живет сегодня спокойной жизнью человека, знающего цену миру, доброте, справедливости.

Валентина МИЛОХИНА.

фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.