Юность, опаленная войной

Великая Отечественная война… На всех, переживших ее, одна, и Великая Победа тоже одна на всех, но память о войне, цена победы у каждой семьи разная. И есть она, эта личная память о Великой Отечественной войне, пока живы свидетели, живы те люди, которых не обманешь, и которые не позволят забыть. А общая история как раз и складывается из историй каждой семьи, из беды, испытаний и побед каждого человека. П.Т.  Бурак и сегодня, по прошествии  десятилетий, не может без слез вспоминать о войне, которая перечеркнула жизни миллионов людей, разрушила их мечты и планы.

Родился Петр Тарасович в 1927 году в бедной многодетной сельской семье в небольшой деревушке Малые Бортники Бобруйского района. Отец трудился в колхозе, мать занималась домашним хозяйством, ведь семья-то была большая: восемь детей, всех нужно было одеть, накормить. Как и любая крестьянская семья, они держали домашнюю живность, был у них и свой участок земли, с которого, в общем-то, и жили. Родителям приходилось нелегко, и дети с малолетства трудились в меру своих сил. Мальчишки и с косой управлялись, и с плугом, девочки больше по дому, по хозяйству. Все дети учились в школе, и в 1941 году Петя успел окончить 5 классов. Каникулы, несмотря на то, что приходилось много работать по дому, для детворы были самой  любимой порой года.

21 июня стоял теплый субботний вечер, и мальчишки планировали, как проведут воскресный день. А уже в полдень 22 июня все от мала до велика знали, что фашистская Германия напала на Советский Союз. Мужчинам пришли повестки из военкомата, деревня заполнилась плачем жен, матерей, детей, которые, как в последний путь, провожали глав семейства, и умоляли их поберечь себя, вернуться домой живыми. 

А вскоре Малые Бортники были оккупированы. Фашисты чувствовали себя хозяевами на советской земле. Они облюбовали себе дома, а их владельцев вынудили из них уйти. Семья Бурак также перешла жить в маленький домик, в котором уже теснились две семьи. Оккупанты объединили трудоспособных жителей в сельскую общину. Основной задачей мирных жителей являлось обеспечение немцев продуктами питания, выращенными на собственных полях.

— Нам было тяжело! — с тоской в голосе вспоминает Петр Тарасович. — Осознавать, что трудишься во благо врага — худшее несчастье…

Но не тут-то было! Настоящая беда пришла в семью Бурак нежданно. Старшую сестру Петра Тарасовича, Марию, вместе с ее двумя малолетними детьми немцы забрали и увезли в лагерь смерти, что находился в Озаричах. Там они и погибли. Весть о смерти любимой сестры вызвала нестерпимую боль, и Петр решил отомстить за дорогих ему людей. Что мог сделать он, еще подросток? Он немало слышал о партизанах, и решил, что только в их рядах сможет бороться с ненавистными фашистами. Мама, зная характер сына, умоляла ничего не предпринимать, говорила, что его смерть она не вынесет. И сейчас, с высоты прожитых лет, Петр Бурак, наконец, понял свою мать, которая всеми силами старалась удержать любимого сына рядом с собой. В то время его сердце разрывалось от боли и обиды, что он еще ничего не сделал для того, чтобы отомстить врагам. А тут новая беда. Весной 1943 года оккупанты начали ездить по деревне и собирать здоровых детишек, чтобы взять у них кровь для раненых солдат фашистской Германии. Петр испугался за младших — брата Ивана и сестру Галину. Обычно он всегда брал их с собой пасти лошадей за деревней,  но в тот день «младшенькие» отказались идти с Петром и его друзьями за деревню. Как потом оказалось, это их и спасло.

— К нам подъехала немецкая машина, — рассказывал Петр Бурак, — из которой вышли самодовольные фашисты, осмотрели нас, как товар на базаре, и на коверканном русском языке спросили: «Вы есть сколько лет?» и, не дожидаясь ответа, схватили нас, как бездомных щенков бросили в кузов, и направились в деревню…Там они,  подъезжая к каждому дому, хватали детей и забрасывали в машину. Они не обращали внимания ни на возраст и пол малышей, ни на их крики, ни на слезы матерей. Когда машина подъехала к дому, в котором жила семья Петра, сердце его сжалось так, что стало тяжело дышать. Староста закричал: «Бурак Иван, Бурак Галина!». Тут-то Петя, ничуть не колеблясь, сказал, что это он Иван Бурак, тем самым защищая маленького братишку от страшной и мучительной смерти. А вот за Галей немцы отправились в дом…. Малышка спряталась под одеяло к тяжело больному отцу, а сообразительный Иван укрылся в яме. Гитлеровцы Галю все-таки отыскали и бросили в кузов, а вот Иван сумел спастись. Его сестричка была самой младшей среди ребят, и Петр начал просить офицера, чтобы ее отпустили. К счастью, немецкий офицер сжалился, и девочка вернулась домой.

Когда немецкий транспорт подъехал к соседней деревне, Петр решил бежать. Он попросил у офицера разрешение сходить за баньку, «по надобности», на что получил согласие. Едва выпрыгнув из машины, побежал и скрылся в густом поле спеющей ржи. Петр еще по пути в неизвестность все рассчитал, ведь знал эту местность намного лучше, чем незваные гости.

— Домой ноги мчались с такой силой, что, казалось, и не бегал я так вовсе…. — улыбаясь, рассказывает Петр Тарасович. — Хоть многие события и стерлись из памяти, но этот момент я помню отчетливо… Дыхания не хватало, ноги немели от боли, а в голове вертелась  лишь одна мысль: «Я почти дома». Это придавало силы… Поздно вечером юноша на радость опечаленным родителям был уже дома.

Немного позже судьба вновь свела Петра лицом к лицу с коварными немцами. Была уже поздняя осень, холод, как говорится, собачий…

— Как-то утром прибежал к нам в дом помощник старосты, да говорит: «Собирайся, Петр, поедешь лес возить!». А в это время оккупанты строили бункеры недалеко от Голынки. Ну, что же делать? Согласился, — вернулся воспоминаниями в свою юность Петр Бурак. — Я ведь был человеком подневольным, да и к тому же молодым… Хотелось жить!

На то время телеги своей не было, семья-то небогатая была, пришлось взять чужую. Петр запряг своего коня и пошел к месту сбора. Казалось, и природа переживала все это вместе с Петром: скучные серые облака, холодный сырой ветер, пожухлая листва, которая еле висела на темно-коричневых веточках. Осень и безнадежность были  и в душе у Петра Тарасовича.

Отработав две недели вдали от дома, Петр домой так и не вернулся. Его вместе с другими отправили в Щатково, а оттуда — в Бобруйскую крепость.

— Вот там я впервые ощутил на себе всю жестокость военных дней. Кушать почти не давали, максимум, на что они расщедривались, так это кусок  сухого хлеба.

Однажды всех построили и повели на станцию, недалеко от которой находились склады. Парень понял, что их куда-то собираются везти. Разговоров на эту тему у людей было много, но ничего в своей участи они изменить не могли. И тогда Петр решил в очередной раз бежать — или пан, или пропал. В голове юноши созрел план. Он не мог вот просто так уйти и не вернуться, ведь он был хозяином в доме, его там ждали, в нем нуждались… Ему было что терять… Увидев чуть приоткрытую калитку,  Петр, не задумываясь, прошмыгнул через нее. К счастью, увидавший его сторож, помог спрятаться. Спустя несколько часов, Петр был дома.

А вскоре пришло освобождение…

Вот это и есть война, которую пережил Петр Тарасович Бурак. Ему не довелось воевать с оружием в руках — годами не вышел. Но это — война, которую он видел своими глазами, которую пережил, которая не уйдет из памяти и не отпустит от себя. И нередко он возвращается в воспоминаниях в свою юность, опаленную войной, и просит у Бога мирной жизни для всех людей, чтобы им не довелось пережить то, что пережило поколение сороковых.

После войны Петр, как и все крестьянские мужики, работал в поле. Спустя некоторое время его отправили на трехмесячные курсы в Телушу, где он вместе со сверстниками постигал азы солдатского мастерства. Юный Петр заметно выделялся среди учащихся, именно тогда его и приметил старший лейтенант Симонов, который подбирал молодых ребят в саперную группу. Спустя две недели он уже был в составе группы.

Потом Петр Тарасович работал в колхозе, а в 1949 году его призвали на воинскую службу. Служить довелось  в Ленинграде, а так как он уже прошел обучение в составе саперной группы, то в армии продолжал заниматься разминированием. Там же он освоил еще профессии телефониста и прожекториста.

В июне 1953-го П.Т. Бурак, отслужив срочную, вернулся домой. Ему предложили продолжить службу, только уже в рядах РОВД. Ровно 34 года он отдал милиции, не раз за добросовестную службу был отмечен грамотами, ценными подарками. Кроме юбилейных медалей, грудь Петра Тарасовича украшает и почетный орден «За мастерство».

Все эти годы рядом с ним была замечательная  женщина, любящая жена Софья Михайловна, с которой они прожили в мире и согласии всю жизнь, воспитали достойных детей. И сегодня, накануне юбилейной даты Победы,  Петр Тарасович всем желает жить в мире.

Екатерина Рыжкова.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.