Второе дыхание завода

Наверное, без проблем жить было бы скучно… Именно так: рапсовый или, если быть точнее — по переработке рапса, вначале назывался этот завод, официальный запуск которого в производство состоялся в октябре 1998 года. Ныне у этого предприятия другое, более соответствующее смыслу и назначению название — УКПП «Завод по переработке масличных культур». Но хотя название и поменялось, по-прежнему основой его производства, главным сырьем остается рапс, который поступает сюда на переработку с полей всех районов Могилевщины.

В окрестности близлежащих деревень Слобода и Старая Шараевщина, где немного в отдалении расположился сам завод,  небольшой редакционный десант нашей «ТП» по непредвиденному совпадению вкупе с собкором обласной газеты «Зямля і людзі” прибыл с утра. В рабочем кабинете директора, как и обычно по пятницам, шла производственная планерка, и нас вежливо  попросили малость обождать, пока она не закончится. Чтобы не терять время даром, пришлось кое-что узнать о хозяине директорского кабинета и некоторых показателях возглавляемого им трудового коллектива.

Как выяснилось, нынешний директор Владимир Ищенко — по специальности теплоэнергетик. Немало вложил своего труда в эту сферу производства. Но после развала базы газонаполнительной станции, где он проработал 20 лет и для нужд которой неожиданно понадобились большие финансовые средства, чтобы привести ее в соответствующие нормы, предписываемые общепринятыми требованиями как к опасному объекту, после долгих уговоров (нужных около 1 млрд. рублей в этих целях для базы так и не нашлось) согласился и два года назад возглавил новое для себя предприятие.

Как он потом сам признался в беседе, все практически пришлось начинать сызнова, с многих головных болей, которые явились следствием накопившихся на заводе проблем. Но, тем не менее, незаметно дела в коллективе пошли вверх. Если в 2007 году здесь смогли переработать всего около 10 тыс. тонн семян рапса, то уже в прошлом — 16, а за два квартала нынешнего года — 12 тыс. тонн. Собственно, с этих цифр и начался после знакомства наш разговор.

Владимир Иванович, а вообще производственные мощности завода на какие объемы переработки рассчитаны?

— На 20 тысяч тонн. Кстати, в прошлом году нам и был доведен госзаказ в таком объеме, а в этом мы должны переработать 18 тысяч тонн семян масличных культур. Но производственный график по разному складывается, ведь в этом деле многое зависит не только от людей, а и от оборудования, работы техники. Например, в конце прошлого года, бывало, за месяц мы перерабатывали от 130 до 300 тонн семян, хотя наши мощности рассчитаны на 800 тонн в месяц. К сожалению, и металл недолговечен, иногда машины дают сбои в работе.

—  А чем ваше производство располагает нынче? Расскажите немного о людях и делах.

—  Коллектив у нас небольшой, всего 102 человека. 86 из них занято здесь, на основном производстве. Остальные трудятся в другом цехе, что возле деревни Калинино. Там другая технология. Хотя большого принципиального различия нет. Просто новый цех должен выпускать биотопливо, расчитан на 5 тысяч тонн его в год. Слишком долго мы его возводили и вот в мае наконец первую партию такого топлива сделали, но пока говорить о полноценной работе этого цеха рано, а тем более о какой-то экономической отдаче. Просто он для нас пока — можно так сказать, новая головная боль. Хотя и без него проблем достаточно. Да, наверное, без них и жить невозможно, особенно теперь, в такое время… Одна из таких проблем, к примеру — это качественные параметры сырья. Возьмем фосфоросодержащие соединения. Бывает, что по ним одна партия зерна отличается от другой в 15-20 раз. А ведь все это нужно проверить, чтобы соблюсти нужную технологию. К сожалению, у нас в республике пока нет такой фирмы или организации, которая одновременно смогла бы выполнить все необходимые нам 24 анализа имеющегося для переработки сырья. Часть их делаем в лаборатории Белгосуниверситета, оказывают нам также услуги такие объединения как полоцкий «Нафтан» и гродненский «Азот». А сейчас вот договариваемся по этому вопросу с могилевским объединением «Химволокно». Естественно, все это требует и времени, и материальных затрат — порой не совсем оправданных.

Но метил эфирножирных кислот, так называемое биотопливо — наш попутный продукт. Главная же наша продукция — это рапсовое масло-сырец марки Р. Мы его производим, часть поставляем на бобруйский завод им. Одерихи, где его очищают, рафинируют, отбеливают — то есть, доводят до необходимой для реализации кондиции. Частично также наша продукция используется в лакокрасочной отрасли, в небольшом количестве идет для смазки машин и механизмов.

— Владимир Иванович, сейчас для вашего предприятия настала горячая и ответственная пора. Идет сырье нового урожая. Как готовились к сезону, возникают ли какие-то вопросы?

— Ну, как я уже говорил, без проблем, наверное, жить было бы скучно. Ежедневно приходится решать какие-то вопросы. И порой бывает — даже пустячные. Вот в этом году, готовясь к уборке и приемке нового урожая, казалось бы, пересмотрели все 4 сушилки для семян, перебрали все зернометы, подготовили к работе  4 пресса. Кстати, две таких установки у нас холодного прессования… А все равно иногда бывают сбои в работе оборудования. Но больше всего, конечно, нас волнует качество поставляемого сырья. Иногда возникает такое ощущение, что в хозяйствах или недопонимают, или просто не желают вникать в эти вопросы. Доставят в машине, грубо говоря, тонну воды и 400 кг мусора — и делай с такими семенами что хочешь!..А ведь у нас к сырью определенные требования: влажность зерна не должна превышать 7 процентов, а засоренность — 2. Только тогда его можно спокойно разместить на складе. Если же влажность семян, скажем, составляет 15 процентов, то они смогут пролежать лишь сутки, затем сереют, повышается температура, появляются гниль и плесень. И считай, сырье пропало, не годится для переработки. А ведь добиться оптимальной влажности не так уж сложно. Правда, это требует энергозатрат. Но зато после одного прохода зерномета  и перелопачивания влажность зерна снижается на 2 процента. А такие установки есть на токах в каждом хозяйстве.

— Интересно, сколько же рапса с начала уборки уже поступило к вам на завод?

— Порядка 10 тысяч тонн. Только за последние сутки, к примеру, приняли 1117 тонн. Под сушками сейчас находится 1700 тонн семян, доводим их до кондиции. А вообще хочу заметить: в хозяйствах начали всерьез заниматься рапсом. Понимают, что это экономически выгодная культура, ведь закупочная цена одной тонны его колеблется от 600 тысяч до 1 миллиона рублей. Поэтому и урожайность рапса в последнее время заметно возросла. Даже для этого, довольно сложного по погодным условиям года она неплохая, а в некоторых хозяйствах нашего района, насколько я знаю, просто отменная.

— Но и завод ваш не стоит на месте. Возросло производство, цех по выпуску биотоплива построили. А что в планах? Если бы имелись возможности, Владимир Иванович, что из оборудования, новой техники хотели бы приобрести для дальнейшей успешной работы?

— Забавный вопрос. (Улыбается). Если бы имелась такая волшебная палочка, то по ее мановению не мешало бы нам еще один пресс поставить да и складские помещения расширить. Это наша головная боль. Сейчас имеем всего два склада, рассчитанные на хранение 4-х тысяч тонн семян. Остальные площади арендуем в Бобруйске. А это, как ни крути, 22 километра туда и обратно. Время и топливо теряем. Мы как-то прикинули со специалистами: чтобы расширить и  привести в порядок наше складское хозяйство, требуется 4 миллиарда рублей — зато на каждой тонне семян сэкономили бы около 100 тысяч. Правда, в последнее время кое-что нам все-таки удалось приобрести. Так, по лизингу получили два автомобиля марки МАЗ и амкадоровский погрузчик. Запустили в действие новую польскую сушилку КЗСК-30. Сейчас думаем, как приобрести линию по очистке масла. Намерены закупить также трактор МТЗ с роторным метателем снега на его основе. Он очень удобен для перелопачивания семян. Теперь пока такую машину арендуем.

— Но, как известно, никакие машины на любом производстве не могут заменить людей. Наверное, немало надежных работников есть и в вашем коллективе, которых Вы пока так и не назвали. Кого бы из них хотелось отметить?

— Да, конечно. Известный лозунг «Кадры решают все» актуален и сегодня. Коллектив у нас небольшой, но слаженный. За последние годы мы почти вдвое увеличили производство, а люди остались те  же, их количество не возросло. В основном это местные работники. Но часть людей возим также из города, где-то примерно треть от всего состава. Это благодаря их труду, упорству и настойчивости нам в последнее время удалось заметно снизить себестоимость продукции, хотя, надо признать, в ней еще по-прежнему большую долю составляет цена рапса.

Ну, а если говорить конкретно о людях, то среди специалистов прежде всего хотелось бы назвать главного бухгалтера Александру Александровну Кашперко. Она стояла у истоков рождения завода, прекрасно владеет всеми вопросами, в том числе касающимися непосредственно производства. Хорошо работает также у нас коллектив лаборатории, которой руководит Арина Александровна Сергеева. Надежным работником, показывающим пример в деле, является старший смены Юрий Анатольевич Дудаль. Среди водителей таких же слов заслуживает Олег Анатольевич Зайцев, который трудится на автомашине МАЗ. И таких людей у нас немало.

— Спасибо, Владимир Иванович, за содержательную беседу. Ну, а Вашему коллективу заодно хотелось бы пожелать дальнейших успехов в нелегком деле, тем более в нынешних непростых экономических условиях.

— И вам спасибо на добром слове.

За воротами проходной

После разговора с директором завода мы решили побывать непосредственно на его территории, немного ознакомиться с производством. Ведь не зря говорится: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Нашим гидом стал начальник цеха Валентин Радько. Когда-то после окончания вуза он начинал работу агрономом в местном тогда колхозе «Путь Ленина».

—  А вот уже почти четыре года, в сентябре как раз исполнится, — говорит Валентин Леонидович, — как здесь работаю, на заводе. Вот сейчас готовим к загрузке в сушилки очередную партию семян, —  указал он рукой на кучи ссыпанного на заасфальтированной площадке рапсового зерна. Пока зернометы работают, лишнюю влагу убирают, чтобы потом можно было окончательно досушить его и очистить от сорняков.

Рядом, под бункером сушилки СЗК-8, загружалась готовыми к переработке семенами очередная машина. У пульта установки суетились операторы. Дело и у них спорилось, поэтому и настроение было по-хорошему рабочим.

— Таких сушилок у нас две, еще одна СЗК-10 и новая польская, — сообщил на ходу Радько. —  Нагрузка большая, но справляемся.

Побывали мы затем и в заводской лаборатории, а также на эстакаде, где из машин отбирались для анализа пробы доставленного из хозяйств рапса. Везде ощущался слаженный рабочий ритм, люди занимались привычным для них делом.

— В этом году как-то полегче, — призналась лаборант Ирина Котова. —  А вот прошлым летом иногда влажность семян доходила до 30 процентов.

— Ну, а какие анализы еще делаете, кроме определения влажности? — Пришлось поинтересоваться у нее.

— К примеру, определяем перекисное число полученного масла. От этого зависит его сортность. Определяем качество по цвету, запаху и т. д.

Покидали мы завод с хорошим настроением. Нынче здесь, как и на хлебных полях, горячая страдная пора. Но чувствовалось, что коллектив переработчиков с азартом включился в работу по производству продукции, словно обретя второе, новое дыхание после тех трудностей, которые пришлось ему преодолеть.

 

Михаил БОСАК.

Фото Сергея ПОДОЛЯКА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.