Жизнь прожита не зря

Пелагея Дмитриевна Макаренко родилась в самом начале прошлого столетия. Она стала свидетелем революционных преобразований в стране, коллективизации, прошла все круги ада Второй Мировой, сумела выжить, воспитать достойными людьми пятерых детей, двенадцать внуков.

 Она была младшей в многодетной семье. Но несмотря на то, что  ее все очень любили и, как могли, баловали, белоручкой она не была, а в меру своих силенок и возможностей вносила свою лепту в семейные дела — управлялась по дому, ходила за скотиной, выходила вместе со старшими в поле. И когда из угловатого подростка превратилась в красивую стройную девушку с длинной косой и лучистыми глазами, любая работа просто горела у нее в руках. Не одна сельчанка мечтала о том, чтобы она вошла в ее дом невесткой. Но в ее сердце любовь поселилась после встречи со статным красавцем Федором, парнем грамотным, «ученым» —за его плечами было 4 класса образования. Федору Астаповичу, как уважительно величали парня на селе, тоже пришлась по душе юная красавица, и он «позвал» ее замуж. Она с радостью согласилась. Федор работал в колхозе, был на хорошем счету, и его выбрали председателем. Он не только руководил рабочим процессом, но и трудился сам, если в этом была необходимость, наравне с другими в поле, на ферме. Домой приходил уставшим, и брался за строительство дома.

Семья к тому времени уже значительно увеличилась — до войны родились Женя, Лида, Миша, Валя. Мужу исправно помогала Пелагея, и красавец-дом вскоре был построен. Пелагея, как умела, создавала в нем уют —где вышивкой, где выдумкой. Жизнь налаживалась, детки росли хорошими, послушными. В тот черный июньский день, когда дошло известие о войне, они с мужем были на работе. Узнав о страшной напасти, которая свалилась на страну, бабы заголосили, а мужчины, молодые ребята стали собираться на фронт.

— Что же это будет, Федор? — спросила Пелагея мужа, которому доверяла во всем и ко мнению которого прислушивалась.

— Хорошего ждать не приходится. Будем бить врага, — твердо сказал муж. На фронт он не попал и ушел в партизаны. А Пелагея, которая осталась с детками мал-мала меньше — старшему только исполнилось тринадцать, младшей — полтора года, хлебнула горя с лихвой. Война жестоко  разлучила ее с детками. Только по счастливой случайности их не отправили в концлагерь, и из-под Бреста они смогли своим ходом живыми добраться домой. Старшие несли на руках младших, спали, где придется, кушали, образно говоря, что «бог пошлет». Сама же Пелагея Дмитриевна попала  в концлагерь во Франкфурте-на-Майне.  Непроходящее чувство голода, неимоверная слабость, которая убивала на корню желание пошевелиться, смерти других узников, которые умирали сотнями, не давали ни шансов, ни надежды на жизнь. Но, видимо, родилась она под счастливой звездой. Потому что в один прекрасный момент, ее, изможденную, забрали из концлагеря для работы в одну зажиточную польскую семью. Стоит отдать должное работодателям — они отнеслись к ней по-человечески, что и спасло ей жизнь. Даже сейчас, по прошествии времени, Пелагея Дмитриевна не может без слез вспоминать пережитое. Но все равно самым страшным для нее было неведение о том, что случилось с ее четырьмя детками. И когда пришло долгожданное освобождение в лице советских воинов, она сразу же поехала в родные края. И была счастлива, когда увидела своих детишек живыми и невредимыми. Но на этом везение не закончилось. В 1947 году вернулся домой ее муж, а в 1949-м,  как талисман  счастья и мира, в их семье появилась Людочка, самая младшая девочка в семье.

Жизнь налаживалась. Послевоенные годы не были легкими. Чтобы прокормиться,  Пелагея Дмитриевна и Федор Астапович работали в колхозе, держали большое хозяйство, обрабатывали участок земли. Им помогали дети, которые, беря пример с родителей, успевали везде — и матери с отцом помочь, и работы по дому выполнить, и хорошо учиться в школе. Пелагея Дмитриевна, за плечами которой был всего лишь один класс обучения в школе, тоже постигала знания, благодаря помощи своей младшенькой дочери Людмилы.

Так, в хлопотах и заботах незаметно подкралась старость. Ушел из жизни муж, но дети и внуки не дали дорогому им человеку почувствовать боль одиночества. Они согрели ее любовью, окружили заботой. И сейчас Пелагея  Дмитриевна не чувствует себя лишней в большой и дружной семье, родоначальником которой она является. Ее дом и придомовая территория находятся в образцовом порядке, а по праздникам он гостеприимно распахивает двери для любимых детей, внуков, правнуков и праправнуков. Все дети, внуки выросли достойными людьми и являются истинной гордостью Пелагеи Дмитриевны.

Текст Елены КУЗЬМИЧ.

Сергея ПОДОЛЯКА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.