Полянки: место, куда хочется возвращаться

Полянки — деревня в Ковалевском сельсовете. Находится в 13-ти километрах от железнодорожной станции Телуша, на линии Бобруйск-Жлобин. Название от слова «поляна» — небольшое открытое место в лесном массиве. Из письменных источников известна с 17-го века. По хозяйственным актам 1639 года — лесное урочище. Согласно переписи 1897-го — лесное урочище Полянки Турковской волости Бобруйского уезда. В то время здесь насчитывалось одно хозяйство с 10 жителями, действовал лесопильный завод. В 1917-м — хутор, 9 дворов, 56 жителей. Согласно переписи 1926 года — хутор Полянки, 40 дворов, 224 жителя. Позднее он был организован в деревню. В 1931-м создан колхоз «1 мая» (объединил 7 хозяйств). На начало 1997-го — 27 дворов, 55 жителей. Сегодня здесь зарегистрировано 17 жителей, насчитывается 24 дачных дома.

Семья Евстратчик

По традиции наше знакомство с очередным населенным пунктом Бобруйщины началось со встречи с местными жителями. Вместе с председателем Ковалевского сельсовета Сергеем Пациенко мы зашли в гости к семье Евстратчик — Евгению Васильевичу и Марии Викторовне, дом которых находится на улице Дачной. Их ячейка общества образовалась более полувека назад. Оба трудились в колхозе «Знамя коммуны». «Наша половина деревни раньше называлась Краснолесье, а там, где улица Речная, — это были Полянки. А позже, когда объединили хутора, нынешняя территория деревни стала так и называться — Полянки. Во времена нашей молодости здесь насчитывалось 75 дворов. В каж­дом из них проживали работящие люди, которые косили, сеяли — и все вручную. Напротив нашего дома находилась большая ферма. Здесь было более 200 голов дойных коров, более 300 коней, около 1000 голов овец», — вспоминают супруги.

Евгений Васильевич и Мария Викторовна познакомились в юные годы на ярмарке, которая проходила в деревне Мальево. Молодые люди были с разных деревень: Евгений — из Панкратовичей, а Мария — из Полянок. Они приглянулись друг другу, сыграли свадьбу и стали жить в родительском доме девушки. «Отца своего не знала. Я родилась в 1941 году, а его забрали на фронт, и с войны он не вернулся… Воспитывала меня мама, которой помогали бабушка, а также дедушка, заменивший отца. Так я с ними и прожила. Муж работал сварщиком, а я доила коров, пасла коней, смотрела за телятами. Колхоз раньше кормил всех. Кроме того, у каждой семьи была своя корова», — говорит Мария Викторовна.

В гостях у супругов мы застали внука Женю, который приехал из города навестить бабушку и дедушку. Все его детство прошло здесь, и это место, как магнит, притягивает снова и снова. «Детворы в деревне было много. С друзьями мы играли, немного шалили, из-за чего получали иногда нагоняй от взрослых. Постоянно ходили в лес по ягоды и грибы, купались в речке. В общем, детство мое ничем не отличалось от этой золотой поры других ребят. Но сейчас, по прошествии лет, понимаю, как здорово тогда было», — говорит Женя.

Тамара Козырялина

Побеседовав с семьей Евстратчик, мы направились в дом к старосте деревни — Тамаре Владимировне Козырялиной. Родилась она здесь в 1949 году. «Деревня наша всегда была ухоженной, вокруг чистота и много цветов. 19 августа, на праздник Преображения, проводилась ярмарка. Возле каждого дома собиралось много народа, играла гармошка, устраивались танцы, звучали песни. Поскольку Полянки расположены недалеко от реки Березины, была у нас в 70-е годы достопримечательность — летом к нам каждый день приезжал теплоход: в 4 часа утра уходил и возвращался обратно в 6 вечера. Там организовывались танцы, работал буфет. Вся деревня любила отдыхать на теплоходе после трудовых будней», — рассказывает Тамара Владимировна. Сама она окончила сельхозтехникум, выучилась на бухгалтера. В Бобруйске познакомилась со своим будущим супругом — Михаилом Игоревичем, который служил в городе на Березине.

«Мой муж был военным, родом из Чечни, из Грозного. А судьба нас свела здесь, на белорусской земле. Сначала мы жили в Подмосковье. А потом переехали в Беларусь — в Речицу, затем в Светлогорск. Спустя какое-то время в Бобруйске получили квартиру. Недавно мой муж умер, и сейчас я перебралась в родительский дом. Это память моя о матери и отце. Папа был инвалид войны, служил в то время в танковых войсках», — вспоминает Тамара Владимировна.

…На ее доме до сих пор висит табличка с надписью: «Здесь проживает участник Великой Отечест­венной войны 1941-1945 г.г.».

Анна Генрихс

Наша предыдущая собеседница не единственная, кто, прожив всю жизнь на чужбине, решила вернуться назад в родные края. Так, Анна Константиновна Генрихс, которая проживает через несколько домов от Тамары Владимировны, вернулась в родительский дом из Казахстана. Когда ей было 10 лет, отец с матерью уехали поднимать целину. До отъезда в Казахстан семья жила обычной деревенской жизнью с ее буднями и заботами. «Родители рано утром уходили на работу, мы вставали вместе с ними, так как нас ждали хлопоты по хозяйству. В семье брат отвечал за свиней, я — за гусей. Мы шли на речку и там пасли живность до возвращения родителей с работы. Рядом с нашим двором находилось болото, которое потом осушили. Там мы всегда рвали траву для свиней. А в 1959 году переехали в Казахстан. Впоследствии там я вышла замуж. Муж был из поволжских немцев. Вернулась на родину почти через 40 лет, только в 1996 году», — рассказала нам Анна Константиновна.
Сегодня она занимается хозяйством, садоводством. Возле своего дома облагородила территорию: внимание привлекают красивые декоративные клумбы с цветами, которые хозяйка очень любит: «У меня здесь растут хризантемы, флоксы, тюльпаны, ирисы, ромашки и много других цветов».

Для наших собеседников, впрочем, как и для всех местных жителей, деревня Полянки особенная. И куда бы ни заносила их судьба, какие бы жизненные перипетии не ждали впереди — их малая родина остается для них островком покоя и уюта, куда хочется возвращаться вновь и вновь.

Людмила ЛЮБИМЦЕВА.
Фото Юрия ЮРКЕВИЧА.

Автор выражает слова благодарности председателю сельсовета Сергею Пациенко за содействие в подготовке материала.