Дуриничи-Изюмово: земля, овеянная легендами | Трыбуна працы

Дуриничи-Изюмово: земля, овеянная легендами

Изюмово — деревня в Сычковском сельсовете. Находится в 8-ми километрах от железнодорожной станции Ясень по линии Бобруйск-Минск. Известна по письменным источникам 19 века как село Дуриничи. Недалеко от нее находится поселок Ленина (ныне агрогородок). Эти населенные пункты неразрывно связаны с судьбами представителей знаменитого графского рода Великого Княжества Литовского Забелло.

История деревни — история рода

Исследователи приводят две версии происхождения рода. По одной из них Забелло происходят от польского рода Збылутав (или Палукав), один из потомков которого в XV в. поселился на территории Литвы в Каунасском уезде. По второй версии род Забелло является изначально литовским. И его родоначальником был Татвойш, который во 2-й половине XV в. получил от короля Казимира IV имение в Медэкшах около Ковно. И якобы от названия этого имения — Забелло — род так и начал называться. Графский титул получили в XVII в. Как родовой герб Забелло употребляли герб «Топор и лис». Род имел несколько ответвлений. На территории Бобруйской области проживали представители комендантской линии. Имение Дуриничи считалось родовым гнездом этой ветви. Родоначальником данной линии является последний комендант Минский, граф Шимон Забелло, сын Антония Забелло, Великого ловчего Литовского.

Шимон Забелло

Родился Шимон Забелло в 1750 г. в резиденции Красный Двор под Вильнюсом. За верную службу отечеству награж­дался орденами Белого Орла и Св. Станислава. Занимал должности вице-­бригадира народной кавалерии, генерал-лейтенанта литовских войск. В 1787 г. Забелло стал минским комендантом, был им до раздела Польши и присоединения Восточной Беларуси к Российской империи. Он владел имениями Орехово, Целякова, Заранава, Дуриничы, По­озерье и др. Его женой была Барбара из рода Завишей. С 1880 по 1904 годы Шимон Эразм Забелло был делегатом от Бобруйского уезда в губернском дворянском собрании. На территории своих имений граф развивал производство, одним из первых землевладельцев уезда начал использовать в хозяйстве нововведения. Так, в 1888 г. в Дуриничах была построена паровая мельница, а около 1900-го — крахмальный завод.

Хороший пан и девочка в облаках

По рассказам очевидцев, «пан Забелло был хороший, правильный. Людей никогда не обижал. Придет туда, где работа идет, смотрит, как она спорится, с людьми разговаривает. У пана в то время ежедневно по 150, а то и все 200 человек работали. Пан, между прочим, весь контроль и учет сам вел. Никакой конторы никогда не держал. Во всем панском имении начальство только и было — сам пан да эконом. У пана было много слуг, но он всегда все проверял сам. И платил пан за работу хорошо. А если у кого из крестьян было желание строиться, он этому способствовал. В прежние времена без пана не обходилась ни одна крестьянская свадьба. А как каравай начнут делить — одаривал молодых «жменей» золота. Были у пана жена и маленькая дочка. Час­то крестьяне видели, как сам граф катал свою дочурку на специальных салазках, а летом — в маленькой колясочке, которая к панскому возку крепилась. Резво мчал графский конь этот веселый «поезд» на зависть деревенской детворе. Сколько графское дитя просило, столько пан ненаглядное чадо и катал. Девочка болела туберкулезом. Не могли доктора вылечить чахотку. Что только не предпринимал граф: вывозил дочку на лечение, приглашал известных докто­ров, даже заказал где-то за границей аэростат. На нем поднимали укутанную девочку в специальной корзине высоко над дуриничскими землями, чтобы дышало больное дитя чистым воздухом. Да только ничего не помогло… Где-то за пять лет до революции умерла графская дочка. Было ей тогда лет 10-11. Безутешны были граф с женой, похоронив свою любимицу на местном дуриничском кладбище». Рассказывают, что умерла дочка Забелло перед самой революцией 1917 года. Похоронили ее, незамужнюю, в подвенечном наряде с драгоценной диадемой на черных волосах…

Сразу после революции Забелло с женой уехали навсегда вместе с частями эвакуирующегося из Бобруйска 1-го польского корпуса генерала Ю. Довбор-Мусницкого. История пребывания графского рода Забелло на территории Бобруйского уезда закончилась.

Родовая усыпальница Забелло

На местном католическом кладбище в начале XIX века Забеллами был построен родовой погребальный склеп. В 1905 году граф Шимон Забелло на свои средства начал возведение над склепом часовни, строительство которой закончили в 1907 году. Это уникальное строение как для нашего региона, так и для всей страны. Оно было сложено из тесаного камня, а алтарь и все внутреннее оформление выполнено из черного дуба, что придавало часовне строгий траурный вид. Тут был даже орган, привезенный из Праги. Всего в усыпальнице находится пять надгробий, свидетельствующих о том, что тут обрели покой Софья, Тэкля, Барбара, Станислава и Антоний Забелло. Все они похоронены в середине — конце XIX века.

Прямоугольное строение под двухскатной крышей имеет архитектурные черты, соответствующие стилю модерн. Внутри стоят деревянный крест, икона Иисуса Милосердного и свеча, которая зажигается каждый год на Дзяды, 2 ноября, когда в часовне проводится святая месса. Это как исторический памятник (погребальный склеп рода Забелло), так и памятник сакральной архитектуры. С 1960-х годов часовню и древнее кладбище начали грабить «черные копатели», видимо, в поисках богатств зажиточной семьи. Вандалы потревожили захоронения, взломали склеп. По местной легенде, они забрали драгоценную диадему, в которой была похоронена графская дочка, а ее черные волосы еще долго были разбросаны возле могилы…

Как результат — памятник оказался в плачевном состоянии. Восстановлена часовня усилиями прихожан бобруйского римско-католического костела Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии г. Бобруйска и Сычковского сельсовета.

После октябрьской революции в имении Забелло был основан колхоз «Дуриничи», который в 1924 году получил название «Совхоз им. Ленина». В 1918 году здесь была открыта начальная школа, которой передали национализированное помещицкое здание (в 1925 г. там училось 60 детей). В 1923-м к деревне присоединили большой участок помещицкой земли. Через три года здесь начала действовать электроустановка, деревню электрифицировали. Название былого имения в 1964 году сменилось на Изюмово, в честь Героя Советского Союза Николая Изюмова, который проявил героизм в боях во время освобождения Бобруйского района в июне 1944 года и геройски погиб. В 1966 году к Изюмово была присоединена деревня Буденовка — родина Героя Советского Союза Николая Пинчука.

Изюмово — место живописное, которое давно облюбовали дачники. В здешних лесах летом и осенью — обилие ягод и грибов. Из города сюда удобно ходит автобус. Через деревню протекает река Волчанка — правый приток Березины.

Герой СССР Николай Изюмов

Около шоссе возле деревни Бояры находится братская могила, в которой похоронен участник освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков, Герой Советского Союза Николай Изюмов. Родился он 24 декабря 1920 года в поселке Симский завод (ныне — город Сим в Ашинском районе Челябинской области). После окончания восьми классов школы работал хронометристом на Ашинском металлургическом заводе. В 1939 году Изюмов был призван на службу в рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1941-м окончил Ульяновское танковое училище. С октября того же года находился на фронтах Великой Отечественной войны. Принимал участие в боях на Западном, Брянском, Донском, Юго-Западном, 1-м Белорусском фронтах, два раза был ранен. В последних числах июня 1944 года батальон Изюмова успешно захватил железнодорожную станцию Мирадино и перерезал шоссе Бобруйск-Слуцк, лишив противника возможности отступить. 28 июня с десантом на броне танкисты батальона освободили д. Щатково. В том бою Изюмов получил ранение в обе ноги, но продолжал сражаться и руководить боем из подбитого танка, пока не был убит. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за «проявленные в боях с немецкими захватчиками мужество и героизм» гвардии капитан Николай Изюмов посмертно удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Был также награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды.

Галина Дзыгун

Сегодня в деревне зарегистрировано 18 человек. Среди них — Галина Андреевна Дзыгун. Родилась она в 1931 году в д. Роксолянка. В Изюмово переехала в 19 лет пос­ле замужества. Однако с этим местом была связана с детства — здесь жили ее бабушка с дедушкой, и девочка часто приезжала к ним в гос­ти. «Во время войны моих родных выселили немецкие оккупанты, заняв их жилище, и сделали здесь кухню, прорезав потолок, чтобы выходил дым. Днем по деревне ходили полицаи, ночью — партизаны…».

В Дуриничах была школа, которая впоследствии сгорела. Люди, по словам Галины Андреевны, весело и дружно проводили время — всей деревней справляли свадьбы, организовывали вечера. Сама она работала в колхозе: была и дояркой, и полеводом, затем перешла на крахмальный завод, который располагался в поселке Ленина. У Галины Дзыгун двое детей, четверо внуков и пятеро правнуков.

Ольга Литвинко

Старейшая жительница Изюмово Ольга Ивановна Литвинко также родилась в
Роксолянке. А сюда приехала в 1947 году после того как вышла замуж. «Мой отец погиб на войне, — вспоминает женщина. — У мамы на руках осталось пятеро детей. Мы все очень горевали, приходилось много помогать по хозяйству, было тяжело. Меня саму немцы забрали на принудительные работы. А было это так: местных жителей, среди которых было много подростков, окружили и на большущей повозке с двумя конями привезли в город. Там нас погрузили в вагон. Куда везли — никто не знал, всех пугала неизвестность, кругом стоял плач.

Приехали мы в Лапичи, где нас заселили в вагончике: в одной половине — женщины, в другой — мужчины. Жили мы в этом месте год, рыли окопы, блиндажи. Затем нас освободили. После войны я вышла замуж, жили с родителями мужа, пока не построили свой дом. Работали мы в колхозе. Также занимались подсобным хозяйством — держали коров, свиней, кур, выращивали овощи», — рассказывает Ольга Литвинко.

Ее муж, Николай Васильевич Литвинко, был бригадиром, впоследствии стал депутатом местного совета. В силу своей общественной деятельности его вызывали на различные суды, он помогал разрешать споры и конфликтные ситуации, содействовал благоустройству домов сельчан. По рассказам нашей собеседницы, люди в прежние времена жили хоть небогато и тяжело, зато весело и дружно. С 1947-го по 1956 годы в совхозе работали за трудодни. Нормой было 120 таких дней в году. Получали за это по 16 кг ржи или пшеницы. «Зерно мы растягивали на год, а в 1956 году нам дали подъемные. В доме у нас были деревянные кровати, сенники. Затем стали понемногу разживаться, брать кредиты, купили новую мебель, кровати железные, мат­рацы. Мы воспитали с мужем четверо детей. Раньше детских садов не было. Справлялись сами, как могли. А потом две бабушки местные согласились быть в роли нянек. Мы покормим, занесем им деток и уходим на работу. Вставали рано — в часов 5-6 утра. По хозяйству успевали еще управиться. Моему мужу предлагали как-то идти работать в милицию, в город. Но он отказался. И я не хотела городской жизни. Здесь меня полностью все устраивало, несмотря на трудности», — сказала в завершение беседы Ольга Ивановна.

Людмила ЛЮБИМЦЕВА. Фото Илья КАСЬКО.