Выживали, как могли | Трыбуна працы

Выживали, как могли

В трудолюбивой крестьянской семье, проживающей в д. Топорки Сычковского сельсовета, 80 лет назад родился четвертый ребенок. Родители и три старшие сестры всей душой радовались появлению на свет мальчика, имя которому дали Петр. Но семейному счастью не суж­дено было длиться долго. Через 3 года на белорусскую землю пришла беда — гитлеровская Германия вероломно напала на мирный народ Советского Союза.

— Какие могут быть воспоминания о той поре у трехлетнего ребенка? Нечеткие, туманные. Но все же отдельные отрывки событий память не отпускает, — вспоминает Петр Павлович Литвинко. — Отец мой в первый же день ушел на фронт. Мать осталась одна с малолетними детьми. Голод, нищета беспросветные. По весне картошку мерзлую в поле собирали. Немцы пришли почти сразу с началом войны. Занимали сельские дома, людей выселяли. Женщины, старики, дети ютились по сарайчикам, подвалам. Мы тоже перебрались в подвал. У нас был колодец, а всего их в деревне было три. Поэтому у нас всегда во дворе были немцы. Они особо не зверствовали, людей не убивали, но и свободно себя мы не чувствовали. У оккупантов была своя кухня. Пополняли они свой рацион еще и тем, что ходили по дворам, забирали у сельчан скот. Никто не возмущался, люди понимали, что это бесполезно. Сами потом голодали. Выживали, как могли. Верили, что все равно наша армия освободит нас.

Помню, что жили мы единственной надеждой: дождаться бы с войны своих близких. Отец как ушел на фронт, так больше мы его и не видели. Даже писем не писал, ведь мы жили на оккупированной территории, и весточки до нас не доходили. Потом, когда наши части наступали, немцы бежали. Стала доходить почта, и в наш дом пришло письмо о том, что отец пропал без вести. Мы долго не верили, что он погиб. Надеялись, что жив, где-то в плену или в военных госпиталях. Ждали. Бывало ведь такое, что люди получали сообщение о смерти близкого человека, а он оказывался жив. Но отца мы так и не дождались и до сих пор ничего не знаем о его судьбе.

После войны снова закипела жизнь в колхозах. Мать на ферме работала, телят досматривала. Я в семье был самый младший, но единственный мужчина. После школы бежал к матери на ферму, помогал ей. Тогда все вручную делали. И воду в ведрах носили, чтобы телят напоить, и другую тяжелую работу выполняли. Дети трудились наравне со взрослыми. Я учился в школе д. Изюмово. Закончил семилетку, затем училище механизации в Бобруйске. Несколько месяцев поработал в совхозе трактористом. В 1957 году пошел в армию. Служил 3,5 года в Германии. Отслужил и вернулся в совхоз. Работал водителем, через 3 года стал завгаром. После войны нужны были грамотные специалисты, и я поступил в техникум в Смоленской области, получил там специальность «техник-механик». В скором времени мне предложили исполнять обязанности главного инженера, а потом и утвердили в этой должности.

Когда у Петра Павловича накопилось достаточно жизненного и трудового опыта, его ждал еще более ответственный служебный пост заместителя директора совхоза им. Ленина, а вслед за ним и директора. На заслуженный отдых П.П. Литвинко уходил с этой должности. Заслуживает уважения не только трудовая биография Петра Павловича, но и его личная жизнь. Вместе с женой Зинаидой Степановной они вырастили двоих достойных сыновей, дождались внуков. Как человек, познавший с младенческих лет тяготы военного времени, Петр Павлович в первую очередь желает молодому поколению мирного неба и умения держать правильную жизненную позицию.

Валентина МИЛОХИНА. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.