«Наверное, сыночки, мы с вами уже никогда не увидимся…» | Трыбуна працы

«Наверное, сыночки, мы с вами уже никогда не увидимся…»

История жизни Ивана Зубкова из пос. Брожа

Иван Егорович родился в 1936 году в д. Василевка Хотимского района. Учился в Хотимской средней школе, затем поступил в Гродненскую торгово-­кооперативную школу, которую закончил с отличием и получил специальность «директор хозрасчетного магазина».

В 1955 году был призван в армию. Служить довелось сначала в Забайкальском военном округе, затем в Днепропетровске. В этом украинском городе воинской части поручили шефство над одной из местных школ. Молодой солдат Иван Зубков часто там бывал и с каждым днем все больше убеж­дался в том, что ему нравится заниматься с детьми. В эту пору вышел приказ Ми­нистра обороны о досрочной демобилизации для солдат, желающих поступать в вузы. Страна после войны остро нуждалась в грамотных кадрах. Ни минуты не колеблясь, Иван изъявил желание поступать в пединститут и успешно сдал вступительные экзамены.

Во время учебы познакомился со студенткой этого же института, которая в октябре 1963-го стала его женой. Завершив учебу, молодая семья педагогов по направлению приехала в Брожскую среднюю школу Бобруйского района, которую впоследствии Иван Егорович и возглавил. Своими силами супруги Зубковы построили дом, вырастили сад, воспитали двоих детей, которым дали возможность получить высшее педагогическое образование. Педагогике Иван Егорович отдал 44 года своей жизни.

— Война застала меня пятилетним ребенком. В нашей семье подрастало 5 детей, с братом мы были двойняшки. Хорошо помню, как отец уходил на фронт. В конце июня — начале июля мобилизовали всех мужчин, годных к воинской службе. Уезжали они на конной повозке. Отец взял нас с братом на руки, сел с нами в телегу, и мы на повозке провожали его за деревню. Он нас обнял, поцеловал и сказал: «Наверное, сыночки, мы с вами уже никогда не увидимся».

…Немцы пришли в деревню во время уборочной страды. Женщины жали, а увидев немцев, побежали с поля. Я в то время жил у дедушки с бабушкой. Дед мой был пчеловодом. У него было много меда, и он, чтобы сохранить пчел, давал его немцам и просил: «Берите, только не трогайте кормилиц». Так ему удалось сохранить насекомых до конца войны.

Среди оккупантов были и финны, такие рыжие и здоровые мужчины. Немецкие части стояли у нас в деревне. У деда в доме располагались офицеры, и был среди них один радист. Он тайком ночью давал деду послушать «Голос Москвы». Помню, как еще один немец угощал меня конфетой. Но таких было немного. Большинство немцев вели себя, как обычные оккупанты и захватчики: грабили сельчан, забирали кур, яйца. В разных концах деревни только и слышны были их крики: «Матка, млеко, яйки!». С дедушкиного двора забрали двух свиней, увезли их на машине.

А вот еще яркий эпизод из цепкой детской памяти: был у нас в деревне полицай. Сам добровольно пошел служить к немцам. В скором времени подорвался на «партизанской» мине. Ему оторвало ногу — и на этом его служба немцам закончилась. Его даже не судили после войны — безобидный он был и не убивал земляков. А в мирное время выбрал созидательное ремесло кузнеца.

Осенью 1943 года наши войска освободили Хотимск от фашистов. Как-то я пошел к солдатам просить керосин. Один офицер подарил мне настоящую военную пилотку. Для меня это был бесценный подарок. Я ее очень берег, но все же у меня ее украли. Приехала к нам как-то кинопередвижка, показывали кино прямо на улице, на белой простыне. Я нечаянно уснул, а когда проснулся, обнаружил, что пилотка пропала. Для меня это была огромная потеря.

Военные, да и послевоенные годы пережили с большим трудом. Мама осталась вдовой, одна поднимала пятерых детей. Я благодарен ей за этот большой человеческий подвиг.

Записала Валентина МИЛОХИНА.
Фото автора и из архива И. Зубкова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.