Военными дорогами, солдатскими тревогами | Трыбуна працы

Военными дорогами, солдатскими тревогами

Михаил Аркадьевич Бегунов родился 13 февраля 1922 года в д. Малинники Бобруйского района в обычной многодетной крестьянской семье, в которой, кроме него, еще было 9 братьев и сестер. Судьба жестоко обошлась с парнем. Когда ему было 7 лет, ушел из жизни отец, чуть позже — мама. Михаил жил в семье старшего брата. С 10-летнего возраста работал наравне со взрослыми.

— Тяжелые были времена, — вспоминает 96-летний ветеран. — Я ведь сталинскую эпоху пережил. Она ничем не отличалась от крепостного права. Голод, холод и бесконечная работа. Выживали и жили надеждой, что когда-то станет легче.

Но все надежды развеяло лето 1941-го. Как раз в мае этого года Михаил был призван на службу в армию. Через месяц началась Великая Отечественная. Фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Армия и население страны не были к этому готовы. Ощущалась острая нехватка военной техники, профессиональных кадров, особенно в авиации. Михаила направили на обучение в школу младших авиационных специалистов — механиков-мотористов. Лицом к лицу войну Михаил встретил в Украине. Немцы стремительно наступали, школу перебазировали в г. Азов. Там он закончил обучение, сдал экзамен. Дальше была учеба в Краснодарском военном авиационном училище, где готовили стрелков-­радистов, штурманов, летчиков. После его окончания Михаил обслуживал самолеты, готовил их к боевым вылетам.

— Одно время пришлось в штурмовой авиации послужить, — продолжает свой рассказ ветеран. — В штурмовиках был экипаж из двух человек: летчик и стрелок-радист, который охранял зад­нюю часть самолета. Иногда мне приходилось его заменять. В воздушных боях стрелки часто погибали. А кого на его место поставишь, пока другого пришлют? Вот авиационный механик и заменял погибшего. Каждое мгновение в воздухе — на волоске от смерти, но самолет защищать надо — первые военные советские машины неуклюжие были. Летали в основном ночью, потому что днем их можно было палкой сбить. Настоящие летающие гробы…

А линия фронта отодвигалась вглубь страны. Немцы стали наступать на Краснодар. Путь проходил через Керченский пролив. Советская армия не могла им противостоять. Командование отдало приказ летно-техническому составу любой ценой задержать фашистов, пока будут отступать советские солдаты. Под смертельным огнем немецких орудий им надо было преодолеть вплавь 5-6 км. Сформировали заградительный отряд. Кто попал в лодки, у того был шанс остаться в живых. Кому не хватило — погибли. Всех оставшихся на берегу солдат фашисты согнали в море и утопили. Под Керчью Михаил Аркадьевич был контужен и тяжело ранен… После госпиталя оказался на севере страны, на Ладоге, где требовались водители. Там по ледяному панцирю озера проходила «дорога жизни» — единственная ниточка, связывающая блокадный город с внешним миром. Воспоминания об этом особенно тяжелые, голос ветерана дрожал:

— Мы доставляли продовольствие, лекарства, вывозили из осажденного Ленинграда детей, стариков, раненых. Ездили только ночью, так как бомбили постоянно. Два раза я проваливался под лед, успевал выскакивать в последние секунды. Выручали сильные морозы, выше 30 градусов. После бомбежки образовывались полыньи, но за несколько часов они затягивались прочной ледяной коркой. Но все равно тонули бесценные по тому времени продукты, а самое страшное — гибли люди. И все же это был единственный путь к спасению.

Затем в военной истории ветерана были авиаполк в Закавказье, сопровождение и охрана грузов с продуктами и вооружением из Америки и Англии — в Заполярье, защита границ от японских войск на востоке, служба на аэродроме в 30 км от Мурманска. Здесь же и победу встретил. Помнятся только крики «Ура!» и оглушительная стрельба в воздух. Военнослужащих отпускали домой, но Михаил все еще был востребован: служил 2 года, пока на смену ему не прибыли специалисты.

На малую родину Михаил Аркадьевич вернулся в марте 1947-го. Дома солдат застал пепелища, разруху и голод. Надо было поднимать, облагораживать родную землю. Он стал водителем в колхозе им. Дзержинского. Познакомился с девушкой Ириной из д. Михалево. В марте 1948 года молодые сыграли свадьбу. И прожили вместе в любви и согласии 60 лет. Вырастили двоих сыновей, а сейчас у Михаила Аркадьевича есть и внуки и правнуки. К сожалению, несколько лет назад жена умерла, но память о ней навсегда будет жить в сердце ветерана. С возрастом все тяжелее бороться с болезнями, но Михаила Аркадьевича окружают дорогие ему близкие люди.

Валентина МИЛОХИНА. Фото из архива редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.