Более 70 лет он считался пропавшим без вести… | Трыбуна працы

Более 70 лет он считался пропавшим без вести…

Останки еще одного солдата — уроженца Бобруйского района — были обнаружены в России, недалеко от города Старая Русса Новгородской области.

Сведения о бойце поступили в военный комиссариат города Бобруйска, Бобруйского, Глусского и Кировского районов:

«Извещаем Вас о том, что в ходе поисковых работ осенью 2017 года на местах боевых действий периода Великой Отечественной войны в районе деревни Муравьево Старорусского муниципального района Новгородской области нашими поисковиками найдены останки военнослужащего. При нем был обнаружен смертный медальон следующего содержания…».

Момент поисковых работ у д. Муравьево. Фото предоставлено ОО «Поисковая экспедиция «Долина» памяти Н.И.Орлова».

На полуистлевшем листке, находившемся в медальоне, можно было прочесть следующие фрагменты текста:

Текст найденной записки с данными об уроженце Бобруйского района.

«Ковалев Лео… …вичь с города Бобруйска сы… …ского с/c д. Лысагор…».

Материалы о находке были переданы также в отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи Бобруйского районного исполнительного комитета.

К СЛОВУ
Всего в ходе работ поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И. Орлова осенью 2017 года в районе д. Муравьево Старорусского района и на территории Новгородской области были найдены останки 2 435 красноармейцев, из них установлены имена 312 погибших. В том числе на территории только Старорусского района были подняты останки 1 023 красноармейцев, из них установлены имена 178 погибших.

Уже вскоре стало ясно, что смертный медальон, обнаруженный вместе с останками у д. Муравьево, принадлежал Леонтию Миновичу Ковалеву 1921 года рождения.

Леонтий Ковалев. 1940 год. Фото предоставил племянник по материнской линии М.Г. Метлов.

Были найдены родственники солдата в Бобруйском и Глусском районах. Они высказали единодушное желание о перезахоронении останков Леонтия Миновича на его малой родине. Мать и отец Леонтия Ковалева похоронены на старообрядческом кладбище близ д. Барановичи-3.

Племянник погибшего красноармейца Максим Григорьевич Метлов, ныне проживающий в г.п. Глуск, рассказал, что настоящее место рождения Леонтия Ковалева — хутор, находившийся в километре от д. Лысая Горка, который был ликвидирован в годы советской коллективизации.

Мы побывали в д. Лысая Горка, на старом кладбище в районе д. Барановичи-3, где захоронены отец и мать Ковалева, и на его малой родине, где предположительно располагался хутор. Но об этом немного позже.

Как погиб Леонтий Ковалев?

…В середине октября 1941 года у деревни Муравьево, что в 6 км от Старой Руссы, шли ожесточенные оборонительные бои, в результате которых советские части потеряли сотни убитых и раненых, а несколько тысяч воинов Красной Армии попало в немецкий плен. Об этом свидетельствуют официальные данные.

Известно, что бои под Старой Руссой были одними из самых долгих и кровопролитных в истории Великой Отечественной войны. Зимой 1941–1942 годов Старая Русса являлась важным транспортным узлом, базой снабжения и центром интендантских служб, осуществляющих поставки для немецкого фронта между озерами Ильмень и Селигер. Ее падение означало бы падение и всего этого фронта. Занятый немецкими войсками город постоянно пытались отбить, начиная с 1941 года, однако немцы оставили его лишь в 18 февраля 1944 года.

По донесениям, уточняющим потери, находящимся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, Леонтий Ковалев считается пропавшим без вести с ноября 1944 года. Но к этому времени Старая Русса была уже освобождена.

Возле д. Муравьево в настоящее время установлен гранитный обелиск на месте гибели воинов Красной Армии. На плитах высечены имена нескольких десятков бойцов, но фамилии Л.М. Ковалева там нет.

Известно также, что в районе д. Муравьево размещался лагерь советских военнопленных. Почти все они погибли от голода, лишений и жестокого обращения, или были расстреляны фашистами.


Из акта судебно-медицинской экспертной комиссии по обследованию массовых захоронений военнопленных на сенобазе у д. Муравьево Старорусского района от 26-27 октября 1944 года:

[…]
«4. Площадь опознанных могил равна 720 кв. м и так как в самых малых могилах закапывалось 3-4 трупа, следует считать, что общее число замученных военнопленных на сенобазе от 2 500 до 2 800 человек.
[…]
6. Способ захоронения крайне небрежный: беспорядочное бросание мертвых тел, а также живых военнопленных в могилы, о чем свидетельствуют связанные веревкой ноги, обмотанные бельем головы, бутылка из-под горючей жидкости».
[…]
«10. Повреждения, обнаруженные на костях в виде обширных переломов, по своему происхождению могут относиться к выстрелам разрывными пулями и действию ударов тяжеловесными предметами — приклад ружья, кол, лом».
«11. Учитывая почву, возраст, отсутствие упитанности погибших военнопленных, имевшуюся на них одежду и ее сохранность — давность закапывания трупов в землю определяется около 3 лет, что и будет соответствовать второй половине 1941 года».


 

Комментируя трагедию под Старой Руссой, ветеран Северо-Западного фронта, автор многих публикаций на эту тему В.С. Кислинский еще в 1967 году писал:

«…В материалах мало о Старой Руссе, дело в том, что в журналах боевых действий и политдонесениях много незаполненных страниц конца и начала августа. По-видимому, были слишком жестокие бои, и было не до писанины. Конечно, повинен в этом начальник штаба, который надеялся заполнить пропущенное в более спокойное время, но этого не сделал…».

Поисковики из Новгородской области подтверждают информацию о лагере для военнопленных в районе д. Муравьево, однако делать однозначное заключение о том, как погиб уроженец Бобруйского района Леонтий Ковалев — в плену или на поле боя, вряд ли теперь возможно, да и не нужно.

По сути, если вчитаться в подробности вышеприведенного акта советских судмедэкспертов, речь здесь вообще не может идти о содержании солдат в плену. Осмысливая трагедии 1941 года под Старой Руссой, как и под Ржевом, понимаешь, что красноармейцы были просто брошены на верную смерть, оставлены без боеприпасов, лишены всякой связи с тылом.

Их добивали прикладами и заживо закапывали в землю. А потом занесли в списки «без вести пропавших».

Из нескольких десятков бойцов, останки которых были подняты минувшей осенью у д. Муравьево в ходе работ поисковой экспедиции «Долина», были опознаны лишь 4 человека, включая уроженца Бобруйского района. И произошло это благодаря солдатским «смертным медальонам» — цилиндрическим пеналам, внутрь которых вкладывался листок бумаги с данными бойца.

Известно, что в ноябре 1942 года вышел Приказ НКО №376 «О снятии медальонов со снабжения Красной Армии». С этого времени опознание павших бойцов стало еще более затруднено. Однако и до этого многие красноармейцы избавлялись от «смертных жетонов» из-за укоренившегося суеверия, что имеющий такой медальон обязательно погибнет…

Поднятие останков у д. Муравьево. 2017 год. Фото предоставлено ОО «Поисковая экспедиция «Долина» памяти Н.И.Орлова».

Медальоны держали при себе только не подверженные суевериям солдаты. Таковыми являлись либо идейные атеисты (что на самом деле было редким явлением даже в советское время), либо, наоборот, люди глубоко верующие, считающие приметы и суеверия отголоском язычества. По всей видимости, глубоко верующим человеком был и Леонтий Ковалев.

Отец — Мина Лазарович Ковалев и мать — Ирина Ивановна. Дата фото неизвестна.

Староверы поморского согласия

Он родился на хуторе, который находился примерно в километре от д. Лысая Горка, ближе к трассе на Минск у ее пересечения с бобруйской кольцевой дорогой.

Отец солдата — Мина Лазарович Ковалев, старовер поморского согласия, 1880 года рождения, был известным в округе кузнецом. Он умер в 1947 году. Мать — Ирина Ивановна Ковалева — родилась в 1885 году, скончалась в 1951-м.

Кроме Леонтия, который родился в 1921 году, у них было еще два сына: Иван (1912 г.р.) и Андрей (1916 г.р.), а также три дочери — Мария (1914 г.р.), Килина (1918 г.р., мать М.Г. Метлова) и Фиония (1926 г.р.). Кроме того, по свидетельству нынешних потомков, еще трое детей в семье умерли в малолетнем возрасте…

К СЛОВУ
В Беларуси староверы-беженцы поморского согласия появились во второй половине 17 века. Места для своего проживания они выбирали глухие, отдаленные, в лесу. Таких мест в Бобруйском районе было несколько. В каждом селе, как правило, был свой храм. Детей в семьях было много.

В 30-е годы ХХ века хутор был уничтожен и семью (возможно, принудительно) переселили в д. Лысая Горка. Интересно, что до сих пор сохранился дом, где прошло детство Леонтия, хотя там уже давно никто не живет.

Предположительно здесь находился хутор, в котором родился Леонтий Ковалев.
Дом в д. Лысая Горка, где прошло детство Леонтия Ковалева.
Племянник солдата Максим Метлов.

— Мы старообрядцы, — подтверждает наши предположения племянник солдата Максим Метлов. — Не раз подвергались гонениям за свою веру. До сих пор детей крестим и молимся в своих храмах. В Бобруйске наша церковь находится на ул. К. Маркса.

Речь идет о Храме во имя Казанской иконы Пресвятой Богородицы Древлеправославной Поморской Церкви Беларуси. Был до войны древлеправославный храм и в д. Барановичи-3. А недалеко от этой деревни находится и старообрядческое кладбище. Именно там похоронены родители Леонтия Ковалева.

Могила родителей Леонтия Ковалева на старообрядческом кладбище близ д. Барановичи-3.

Надо отметить, что это кладбище весьма отличается от других деревенских погостов в нашем районе. Большая часть могил здесь без оград. Отличаются кресты (они у старообрядцев восьмиконечные). Есть отличия в обряде погребения покойников (например, необходимо похоронить человека обязательно до полудня). И Радуницу здесь не отмечают. Могилы родных посещают на Троицу.

К СЛОВУ
Разграничение понятий «старообрядчество» и «православная церковь» достаточно условно. Сами старообрядцы признают, что именно их вера православная, а РПЦ называют нововерцами или никонинанами.

— Родители, отец Мина Лазарович Ковалев и мать Ирина Ивановна, были глубоко верующие, — говорит супруга племянника солдата, Мария Ивановна Метлова. — Рассказывают, что перед смертью Ирина Ивановна просила найти могилу Лёньки… Значит, верила, знала, что найдется его могила. Вот через 70 лет нашлась его могила. Значит, услышал Бог просьбу матери…

Примечательна надпись на обороте фотографии, которую Леонтий Ковалев прислал одной из своих сестер:

Подпись на обратной стороне фото Леонтия Ковалева.

«Я, Лёнька Минович, дарю свою Личность своей Сестрице — красотке Килине Миновне Метловой. Дарю на долгую, долгую память…»,

— трудно представить, что писал эти строки 19-летний солдат, а на дворе стоял 1940 год… Это было его последнее фото, это были его последние слова.

Алесь КРАСАВИН.

Фото автора, а также из личного архива родственников Л.М. Ковалева и ОО «Поисковая экспедиция «Долина» памяти Н.И.Орлова».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.