Черная быль глазами ликвидаторов | Трыбуна працы

Черная быль глазами ликвидаторов

Т.И. Ларкин, бывший начальник уголовного розыска Бобруйского РОВД, ныне пенсионер, родился в пос. Черемушки Могилевской области. После окончания 10-ти классов школы работал токарем на заводе им. Кирова. По достижению призывного возраста отслужил два года в погран­войсках. Еще находясь в армейских рядах, Тимофей Ильич решил посвятить свою жизнь профессии, достойной звания мужчины.

c5oz807lВ марте 1983 года Тимофей Ларкин поступил на службу в оперативный 4-й взвод ППС в областном центре. А через 2 года был направлен в Могилевскую школу транспортной милиции.

Шел 1986 год. До окончания второго курса осталось немного. Последние дни апреля выдались на удивление теплыми и солнечными. Спокойно прошла первомайская демонстрация.

Известие о крупнейшей в мире техногенной катастрофе, которая произошла в ночь на 26 апреля, еще не распространилось. Но через некоторое время все уже знали о случившемся. Начались работы по переселению людей, проживающих в пострадавших зонах, и ликвидации последствий аварии. Вместе с другими курсантами Тимофей Ларкин в июле был отправлен в Чернобыль. На автобусе их доставили в Брагинский район. Службу предстояло нести в 30-километровой зоне. Расселили их в здании местной школы. Кровать, тумбочка — никаких излишеств. Питались в школьной столовой. Перед взводом была поставлена задача по охране общественного порядка. Военные, пожарные и ученые делали свое дело: тушили реактор, снимали грунт, замеряли показания на радиоактивность. А курсанты следили за тем, чтобы в зону не проникали посторонние. Всюду стояли КПП, запрещающие знаки, дороги были перекрыты, но все же находились люди, пытающиеся пробраться к покинутым домам.

Нередко пожилые люди предпринимали попытки вернуться в свои жилища. Хоть и не оставалось там уже ничего, но тяжело было им навсегда покидать родные стены, где прожито немало лет.

Стариков собирали по всем деревням и отправляли на безопасные территории. Отдельные граждане, не понимающие степени опасности, таящейся в облученных радиацией предметах, пытались проникнуть в зараженную зону под предлогом взять что-то из забытых вещей.
На патрульных машинах курсанты ездили по деревням. Проверяли, не остался ли кто в покинутых селениях. Следили за тем, чтобы не было мародерства.

В деревнях стало непривычно тихо. По пустынным улицам бегали лишь одичавшие собаки.

Покидали люди обжитые места в спешке, брали только самое необходимое, поэтому на некоторых подворьях можно было увидеть кур и гусей. Дома стояли опечатанными, но иногда при проверке обнаруживалось, что двери в некоторых из них открыты, следовательно, кто-то уже тайком сюда пробирался.
После многокилометровых проверочных рейдов курсанты возвращались к своему временному пристанищу, приводили в порядок себя и автомобили. Службу несли по 12 часов в сутки. Согласно инструкции, работали в респираторах. Летом, в жару это было очень тяжело, но еще более тяжелым грузом ложились на душу впечатления от удручающей пустоты и безмолвия населенных пунктов.

…Через месяц на смену курсантам прибыла новая партия ликвидаторов. Люди, принимавшие участие в ликвидации последствий взрыва на ЧАЭС, понимали, что шли на риск, но был приказ и было осознание своей причастности к чему-то важному.

***

Начальник ОГАИ Бобруйского РОВД С.М. Козловский попал в ряды ликвидаторов последствий катастрофы на ЧАЭС в годы срочной армейской службы. В 1986 году он служил в Белорусском военном округе, в десантно-штурмовом полку. К месту аварии из разных городов и областей для ликвидации последствий направлялись специалисты и рабочие. Срочно нужны были водители, и Сергея Козловс­кого вместе с автомобилем ЗИЛ отправили к месту происшествия. Вместе с ним поехал еще один военнослужащий из его части.

c5oz87lВ Минске сформировали сводный отряд, который был отправлен в г. Брагин. Поселили солдат в палатках вблизи города. Находился там Сергей Михайлович с июля по август. Рабочий день начинался восходом солнца и длился до заката. Солдаты приезжали в палатку только, чтобы переночевать и поужинать, да на обед выделялось немного времени. В близлежащих к городу населенных пунктах рабочие лопатами снимали грунт, загружали в кузов. Сергей Козловский на ЗИЛе дос­тавлял его на могильник отходов. Первое время после аварии царили растерянность и недопонимание ее масштабов. На организации аварийно-восстановительных и дезактивационных работ сказывалось отсутствие подобного опыта. Как вспоминает Сергей Михайлович, у ликвидаторов не было никакой спецодежды, даже марлевых повязок. Не было возможности после смены смыть с себя грязь, постирать одежду. Несмотря на все эти неудобства, люди трудились на совесть. Рабочие пядь за пядью снимали зараженный грунт с больших земельных площадей.

Чернобыльская катастрофа преподнесла суровый урок человечеству, и спустя 30 лет остается грозным напоминанием об опасности радиационного воздействия на человека и окружающую среду.

Тексты Валентины МИЛОХИНОЙ. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.